Протопоп Аввакум. Очерк из истории умственной жизни Русскаго общества в XVII веке

Бороздин А.К. Протопоп Аввакум. Очерк из истории умственной жизни Русскаго общества в XVII веке. - СПб.:А.С.Суворин, изд.2-е, 1900

Содержание
OCR
174 такихъ сборникахъ, въ которыхъ не замѣтно тенденціи полеми¬
зировать противъ мнѣній Аввакума, а потому въ особенности
второе, какъ заключающее въ себѣ еретическое изложеніе дог¬
мата о св. Троицѣ, представляются чрезвычайно важными источ¬
никами; оба памятника, въ виду такого ихъ значенія помѣщают¬
ся нами въ «Приложеніяхъ». Споры начались, какъ разсказываетъ діаконъ Ѳедоръ, отно¬
сительно одного стиха въ Псалтыри со возслѣдованіемъ, напе¬
чатанной при патріархѣ Іоасафѣ, экземпляръ которой былъ у
Аввакума. Бъ этой Псалтыри, въ тройческомъ канонѣ 6-го гласа,
въ первой пѣсри было напечатано: «пресущный едино Господи
и пьрисіянне образы' въ тождествѣ зрака сый», но въ послѣ¬
дующихъ изданіяхъ выраженіе «трисілнне образы» было замѣ¬
нено выраженіемъ оприсіянне лицы». Ѳедоръ отстаивалъ пра¬
вильность этого измѣненія, такъ какъ Богъ «исповѣдуется въ
трехъ лидахъ въ единомъ образѣ»; но Аввакумъ не соглашался
съ нимъ, называя «свою Псалтырь правѣе всѣхъ тѣхъ книгъ»,
на которыя ссылался Ѳедоръ. Споръ, конечно, былъ чисто
внѣшняго свойства, хотя впослѣдствіи, при неумѣніи спо¬
рившихъ, особенно же Аввакума, справляться съ отвлеченными
догматическими вопросами, получилъ характеръ дагматическаго
спора и привелъ Аввакума къ выраженіямъ, въ которыхъ за¬
ключалась ересь. О психологическомъ процессѣ возникновенія
такихъ еретическихъ выраженій мы скажемъ далѣе, а теперь
упомянемъ еще объ одномъ спорѣ, бывшемъ, вѣроятно, такъ же,
какъ изложенный, до Пустозерскихъ кавней. Въ той же Іоаса-
фовской Псалтыри, въ 104 псалмѣ было ошибочно напечатано:
и вниде Израиль во Египетъ и возврати люди своя зѣло, — вмѣ¬
сто: € возрасти +юди своя зѣло», какъ было исправлено впослѣд¬
ствіи. Когда Ѳедоръ указалъ на эту ошибку, Аввакумъ разсер¬
дился и «всяко браняше» его: «ты хулишь старыя книги, гово¬
рилъ онъ Ѳедору, и переправдивать мнѣ велишь, а я за нихъ
мучуся отъ никоніянъ давно прѳже тебя». Лазарь соглашался
съ Аввакумомъ и тоже «брюжжалъ» на Ѳедора. Споръ продол¬
жался больше года, пока Аввакумъ не согласился исправить
«опись» своей книги. «И не мудрая та рѣчь и не богословская,
замѣчаетъ по этому поводу Ѳедоръ, да и о той у него велика
галка была». Споръ относительно перваго стиха тоже на время
прекратился; Аввакумъ говорилъ Ѳедору: «кое правѣе въ коихъ Оідііігесі Ьу Соодіе %