Беседы старообрядцев Л.Ф.Пичугина, представителя беспоповцев поморского брачного согласия, и Ф.Е.Мельникова и Д.С.Варакина, представителей поповцев, приемлющих белокриницкую иерархию, 7, 8, 9 и 10 мая 1909 г. в аудитории Политехнического Музея в Москве.

Беседы старообрядцев Л.Ф.Пичугина, представителя беспоповцев поморского брачного согласия, и Ф.Е.Мельникова и Д.С.Варакина, представителей поповцев, приемлющих белокриницкую иерархию, 7, 8, 9 и 10 мая 1909 г. в аудитории Политехнического Музея в Москве. Издание Совета Поморских соборов и Союза Старообрядческих начетчиков. -М.:Тип. Рябушинского, 1910. 312С.

OCR
— 72 — что православные священники могутъ принять къ с ебѣ приходящихъ
отъ ереси епископовъ. Въ Церкви православной, кромѣ тѣхъ случаевъ, о которыхъ я
говорилъ (Мелетій и Діоскоръ), былъ такой случай: «Въ городѣ
пакаціанской Фригіи, Синнадѣ, былъ епископомъ нѣкто Ѳеодосій. Онъ
неослабно преслѣдовалъ находившихся тамъ еретиковъ (которыхъ было
много изъ секты македоніанъ) и изгонялъ ихъ не только изъ города,
но и изъ деревень. Это дѣлалъ онъ не потому, чтобы въ православной
Церкви еретики обыкновенно подвергались гоненію, и не по ревности
къ правой вѣрѣ, но по страсти къ сребролюбію, чтобы съ еретиковъ
собирать деньги. Поэтому онъ все приводилъ въ движеніе противъ
людей, мыслившихъ согласно съ Македоніемъ, вооружалъ во вредъ
имъ руки подчиненныхъ себѣ клириковъ и употреблялъ безчисленное
множество ухищреній, даже не упускалъ призывать ихъ въ суди¬
лища, особенно же подвергалъ различнымъ оскорбленіямъ епископа
ихъ, по имени Агапита. Впрочемъ, для исполненія наказаній, ему
казалось мало власти областныхъ начальниковъ; онъ отправился еще
въ Константинополь и просилъ окружныхъ указовъ. Но между тѣмъ,
какъ Ѳеодосій для этой цѣли медлилъ въ Константинополѣ, Агапитъ,
бывшій, какъ я сказалъ, предстоятелемъ македоніанскаго вѣроисповѣ¬
данія, пришелъ къ благой мысли. Посовѣтовавшись со всѣмъ своимъ
клиромъ и созвавъ подчиненный себѣ народъ, онъ началъ убѣждать его
принять вѣру въ единосущіе и, когда достигъ этого, тотчасъ же
съ великою толпою, или, лучше, со всѣмъ народомъ, отправился въ
церковь и, совершивъ молитву, занялъ престолъ, па которомъ обыкно¬
венно возсѣдалъ Ѳеодосій. Такимъ образомъ, соединивъ народъ и
потомъ проповѣдуя вѣру въ единосущіе, онъ сдѣлался правителемъ
и тѣхъ церквей, которыя зависѣли отъ Сипнады. Спустя немного
времени послѣ сего событія является Ѳеодооій и приноситъ съ собого
полномочіе областнымъ начальникамъ. Еще не зная ничего случив¬
шагося, онъ тотчасъ приходитъ въ церковь, но, изгнанный изъ нея всѣми
вмѣстѣ христіанами, опять отправился въ Константинополь, и, прибывъ
туда, оплакиваетъ передъ епископомъ Аттикомъ свое несчастіе, какъ
неожиданно изгнанъ онъ изъ епископіи. Аттикъ разсудилъ, что это
дѣло произошло съ выгодою для Церкви, и потому, утѣшивъ Ѳеодосія
словами, убѣдилъ его принять съ терпѣніемъ жизнь въ покоѣ и
научилъ предпочесть выгоды общественныя собственнымъ, а Агапиту