Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
дар Божий, но она дается и алым, чтобы добрые не
считали ее великим благом.
И вот, высшее благо, свойственное только добрым
людям, было оставлено: совершилось падение к благу
меньшему, не исключительно свойственному одним доб­
рым, а общему и добрым и злым. Сыны Божий увлеклись
вследствие этого любовью к дочерям человеческим; и
чтобы иметь их супругами, склонились к нравам земного
общества, оставив благочестие, которое соблюдали в общес­
тве святом (Быт. VI, 2, 3). Ибо любовь к красоте телесной,
которая хотя и есть благо, сотворенное Богом, но благо
временное, плотское и низшее, — злая любовь, коль скоро
она ставит ниже ее Бога, вечное, внутреннее и всегдашнее
Благо; так же точно, как любовь к золоту скупцов,
забывших справедливость не по какой-либо вине золота,
а по вине человеческой. Так бывает это и в отношении
ко всякой твари. Будучи доброй, она может быть любима
и хорошо, и дурно: хорошо, когда соблюдается порядок;
дурно, если он нарушен. Я коротко выразил это в стихах
в похвалу Светочу:
Это — Твое, это — благо, Тобою, благим,
сотворенное;
Что нашего есть в нем, помимо греха, коль Тебя
забывая
И нарушая порядок, к твореньям Твоим прилепляемся?
Любовь же к Создателю, если она истинная, т. е. если
любят Его самого, а не что-либо другое вместо Него, не
может быть любовью злою. Ибо и саму любовь должно
любить, соблюдая известный порядок, чтобы хорошо лю­
бить то, что следует любить; чтобы она была в нас
добродетелью, делающею жизнь доброй. Поэтому мне пред­
ставляется кратким и верным такое определение доброде­
тели: она есть порядок в любви. Почему в святой Песне
Песней невеста Христа, град Божий, поет: "Знамя его
надо мною — любовь" (Песн. II, 4). Итак, когда сыны
Божий нарушили порядок этой соединенной с уважением
любви, они пренебрегли Богом и предпочли дочерей че-
4 3ак. 3601
95