Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
Человек, сын "воскресения", живет упованием: упованием
живет, пока странствует в этом мире, град Божий, рож­
дающийся от веры в воскресение Христово. Ибо в этих
двух людях: Авеле, имя которого значит "плач", и его
брате Сифе, имя которого значит "воскресение", дан образ
смерти Христа и жизни Его, воскресающей из мертвых.
От этой веры рождается в этом мире град Божий, т. е.
человек, уповающий призывать имя Господа Бога. "Ибо
мы спасены в надежде, — говорит апостол.

Надежда
же, когда видит, не есть надежда; ибо, если кто видит,
то чего ему и надеяться? Но когда надеемся того, чего
не видим, тогда ожидаем в терпении" (Рим. VIII, 24, 25).
Кто, в самом деле, не усмотрит здесь глубокого таинства?
Разве Авель не уповал призывать имя Господа Бога, когда
его жертва, по свидетельству Писания, была так угодна
Богу? Или не уповал призывать имя Господа Бога сам
Сиф? Зачем же в таком случае приписывается одному
Еносу то, что, как предполагается само собою, составляет
общую принадлежность всех благочестивых? Зачем, как не
затем, что в лице его, который упоминается первым,
происшедшим от отца поколений, приуроченных к лучшей
части, т. е. к части града небесного, надлежало показать
прообраз человека, т. е . общества человеческого, живущего
не по человеку в наслаждении земным счастьем, а по
Богу, в уповании вечного блаженства? И ведь не сказано:
"Сей уповал на Господа Бога", или: "Сей призывал имя
Господа Бога", но: "Сей уповал призывать имя Господа
Бога". Что такое "уповал призывать", как не пророчество,
что появится народ, который, по избранию благодати,
будет призывать имя Господа Бога? Именно это, выра­
женное другим пророком, относит апостол к стоящему
под благодатью Божией народу: "Всякий, кто призовет
имя Господне, спасется" (Иоил. II, 32; Рим. X, 13).
Выражение: "Нарек ему имя: Енос", а затем прибавление:
"Сей уповал призывать имя Господа Бога", достаточно
ясно показывают, что человек не должен полагать надежду
свою в самом себе. "Проклят человек, — как говорится
в другом месте, — который надеется на человека" (Иер.
XVII, 5). Следовательно, он не должен надеяться и на
86