Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-4-1998/83"]Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
узами брака и как бы возвращали вспять удаляющееся.
Поэтому и в то время, когда земля была уже полна людей,
предпочитали все-таки брать в жены если не сестер по
отцу или матери, или по обоим родителям, то, по крайней
мере, из своего же рода. Но кто усомнится признать более
благопристойным, что в настоящее время запрещены браки
даже между двоюродными братьями и сестрами? И это
не по тем только соображениям, которые мы изложили,
т. е . для расширения свойства, чтобы одно лицо не было
родственником вдвойне, когда могло бы быть два родст­
венника и число бы родных увеличивалось; но и потому,
что человеческой скромности присуще некоторое необъяс­
нимое, но тем не менее естественное и похвальное свойство,
по которому человек в отношении к лицу, к которому
он, по причине родства, обязан относиться с почтительным
уважением, удерживает свою, хоть и производительную,
но все же — похоть, составляющую предмет стыда и для
самого супружеского целомудрия.
Итак, совокупление мужа и жены, насколько это ка­
сается рода смертных, представляет собою своего рода
рассадник града; но град земной нуждается только в
рождении, небесный же — ив возрождении, чтобы
спастись от порчи рождения. Но был ли, и если был, то
каков был телесный и видимый знак этого возрождения
до потопа, подобно обрезанию, впоследствии заповеданному
Аврааму, об этом священная история умалчивает. О том
же, что и древнейшие люди приносили жертвы Богу, она
не умалчивает. Это видно из примера двух первых братьев;
и о Ное после потопа говорится, что, вышедши из ковчега,
он принес жертву Богу (Быт. IV, 3, 4; VIII, 20). Отно­
сительно этого в предыдущих книгах мы уже говорили,
что демоны, усвояющие себе божественное достоинство и
желающие, чтобы их считали богами, именно потому и
требуют себе жертв и радуются почестям этого рода, что
знают: истинная жертва должна быть приносима истинному
Богу.