Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
имеющей некоторое, если можно так выразиться, посто­
янство, и пахнет не случайностью, а преднамеренностью.
Итак, та разница в числах, одним образом показываемых
в кодексах греческих и латинских, и другим — в еврейских,
которая повторяется последовательно в стольких поколе­
ниях сперва через прибавление, а потом — через отнятие
ста лет, должна быть приписана не злобе иудеев и не
расчетливости или хитрости Семидесяти толковников, а
ошибке того переписчика, который первым взял для пере­
писки кодекс из библиотеки вышеупомянутого царя. Ибо
и теперь в тех случаях, когда числа не привлекают особого
внимания чем-либо таким, что легко может быть понято
или что представляется полезным изучить, они небрежно
переписываются и еще небрежнее исправляются. Кто,
например, сочтет для себя нужным усвоить с точностью,
сколько тысяч человек могло иметь каждое из колен
Израильских? Ведь пользы от этого не представляется
никакой; а таких людей, которые могли бы глубже вникать
в эту пользу, разве много найдется? Но там, где через
столько следующих друг за другом поколений в одних
кодексах добавляется сто лет, в других — нет, а после
рождения сына, о котором упоминается, эти сто лет
опускаются там, где они были прежде, и добавляются там,
где их не было, чтобы уравнять общую сумму, — там
сделавший это, без всякого сомнения, хотел убедить, что
древние люди жили так много лет потому, что называли
годами самые короткие периоды времени. Он и старался
показать это относительно возраста возмужалости, в ко­
тором люди делаются способными к рождению детей. Он
думал, что следует внушить неверующим, что сто тех лет
равняются десяти нашим, чтобы они не отрицали досто­
верности такой долголетней людской жизни. Поэтому он
и прибавил сто лет там, где не находил еще возраста,
способного к рождению детей, и те же сто лет после
рождения сына убавил, чтобы суммы были одинаковы. Он
хотел, таким образом, привести в большее соответствие
возрасты, способные к рождению детей, не изменяя, однако
же, общего количества лет, прожитых каждым.
73