Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-4-1998/72"]Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
Глава XIII
Но когда я говорю это, мне все представляется, что
это-де ложь иудеев, о которой выше было уже достаточно
сказано: потому что Семьдесят толковников, пользующиеся
заслуженною славой, не могли лгать. Нд если поставить
при этом вопрос, что вероятнее: то ли, что иудейский
народ, рассеянный так давно и на таком большом прос­
транстве, мог единодушно согласиться вписать эту ложь
и, из зависти к достоверности чужих кодексов, лишить
истины свои, или же то, что семьдесят человек, бывшие
сами иудеями, собранные в одном месте (так как их
пригласил для этого дела царь египетский, Птолемей),
позавидовали тому, что истина будет у чужеземных народов,
и сделали это по общему уговору: кто не увидит, чему
скорее и легче можно поверить. Устраним, однако же,
самую мысль о том, чтобы какой-нибудь благоразумный
человек пришел к заключению, будто иудеи, какова бы
ни была их злоба и лукавство, могли иметь такую силу
в отношении к многочисленным и рассеянным издавна и
на больших пространствах кодексам; или будто бы те
достопамятные семьдесят мужей условились только в этом
одном, завидуя язычникам в истине.
Будет вероятнее, если кто-нибудь скажет, что на первых
порах, как только начали переписывать это из библиотеки
Птолемея, нечто подобное могло быть сделано в одном,
т. е. в прежде всех переписанном кодексе, а из него уже
распространилось далее; к этому могла присоединиться и
ошибка переписчика. Последнее можно предполагать в
вопросе о жизни Мафусала и в другом месте, где оказы­
вается разность в общей сумме в двадцать четыре года.
Но в тех случаях, где сряду продолжаются сходные ошибки,
где до рождения того сына, который следует по порядку,
в одном случае показывается лишних сто лет, а в другом
недостает их; после же рождения показывается сто лишних,
где их недоставало, и убавляется, где они были лишними,
чтобы было сходство в общей сумме; и это повторяется
в первом, втором, третьем, четвертом, пятом и седьмом
поколениях: в этих случаях сама ошибка представляется
72