Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-4-1998/7"]Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
Затем, как бы давая понять, что четыре известные
душевные страсти: желание, страх, радость и скорбь, слу­
жащие началом всех грехов, происходят от тела, он прибав­
ляет:
Отсюда и страхи у них, и желанья, страданья и
радость;
И звук не доходит до них, заключенных в их мрачной
темнице*
Но наша вера учит иначе. Ибо повреждение тела,
которое отягощаег душу, было не причиною первого греха,
а наказанием. Не плоть тленная сделала душу грешной,
а грешница-душа сделала плоть тленной. Хотя от этого
повреждения плоти и зависят некоторые порочные воз­
буждения и желания, однако не все пороки дурной жизни
следует приписывать плоти: иначе мы должны будем
представлять диавола, который плоти не имеет, чистым
от всех них. Хотя мы и не можем назвать диавола блудодеем
или пьяницей, или приписать ему другой такого же рода
порок, относящийся к плотскому удовольствию (хоть втайне
он советует и подстрекает и к таким грехам): тем не
менее сам он — в высшей степени горд и завистлив.
Порочность последнего свойства до такой степени овладела
им, что за нее он предназначен в темницах мрака на суд
великого дня (Иуд. I, 6).
Эти пороки, господствующие в диаволе, апостол при­
писал, однако же, плоти, которой диавол, несомненно, не
имеет. Он говорит, что "идолослужение, волшебство, враж­
да, ссоры, зависть, гнев, распри, разногласия, (соблазны),
ереси, ненависть" суть дела плоти. Глава же и начало
всех этих зол есть гордость, которая царит в диаволе без
плоти. В самом деле, кто враждебнее его к святым? Кого
можно представить себе в отношении к ним более свар­
ливым, более беспощадным, более ревнивым и завист­
ливым? Если все это он имеет без плоти, то каким образом
это будет делом плоти, как не в смысле дел человека,
* Virg. Aencid. VI, v. 730 — 734.
7