Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
что Писание имеет обыкновение выражаться подобным
образом, хотя и не всегда, когда говорит о совершившихся
зачатиях людей, однако же и не только тогда, когда
впервые происходит соединение между собою обоих полов.
Нельзя непременно считать Еноха первенцем и на том
основании, что именем его был назван гброд. Возможно,
что по какой-либо причине отец его, хотя имел и других
детей, любил его более остальных. Ведь и Иуда, от которого
получили свое название и Иудея, и иудеи, не был пер­
венцем. Но если бы даже он и был первенцем основателя
этого города, все же из этого еще не следует, что отец
дал его имя .основанному им городу в то самое время,
когда он родился; потому что один человек не мог в то
время составить из себя самого целый город, который
есть не что иное, как множество людей, соединенных
известным союзом общежития. Только тогда, когда семей­
ство этого человека размножилось до такой степени, что
имело уже численность народа, тогда он и смог основать
город и дать ему имя своего первенца.
Жизнь тех людей была столь продолжительной, что из
упомянутых в Писании, о летах которых оно не умолчало,
проживший менее всех людей до потопа дожил до семисот
пятидесяти трех лет. Большая же часть их пережила
девятьсот лет, хотя до тысячи не дожил никто. Итак, кто
же усомнится, что в течение жизни одного человека род
человеческий мог настолько размножиться, что было из
кого образовать не один, а очень много городов? Подобное
предположение тем более возможно, что от одного Авраама,
не многим более, чем за четыреста лет, количество еврей­
ского народа возросло настолько, что при выходе этого
народа из Египта насчитывалось шестьсот тысяч человек,
способных носить оружие (Исх. XII, 37); и то, если не
считать не относящегося собственно к народу Израиля
народа идумеев, происшедшего от брата его Исава, внука
Авраамова, и других племен, происшедших от семени того
же Авраама, но рожденных не от жены его Сарры.