Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
ненависти к своей плоти" (Еф. V, 28, 29). Все это нужно
лечить, как свое, а не осуждать, как чужое. Но Каин
принял заповедь Божию, как изменник. Вследствие уси­
лившейся зависти, он вероломно убил брата. Таков был
основатель земного града. А каким образом он предвоз­
вестил собою иудеев, которые убили Христа, пастыря овец
бессловесных, предизображенного Авелем, пастырем овец
бессловесных (ибо в аллегории заключено пророчество),
об этом в настоящее время я говорить не стану, но помню,
что я говорил кое-что относительно этого в книге против
Фавста манихея.
Глава VIII
Теперь я нахожу нужным защитить историю, чтобы не
показалось невероятным сказанное в Писании, что был
создан город одним человеком в то время, когда предс­
тавляются жившими на земле только четыре человека, а
после братоубийства — даже три, т. е . первый человек,
отец всех, затем сам Каин и его сын Енох, в честь
которого был назван город. Но те, которые поднимают
этот вопрос, мало обращают внимания на то, что писателю
этой священной истории не было необходимости называть
всех людей, которые в то время могли жить, а лишь тех,
кого требовала цель предпринятого труда. Ибо намерением
этого писателя, бывшего в данном случае орудием Духа
Святого, было дойти через преемственность известных
поколений, происшедших от одного человека, до Авраама,
а потом от его семени до народа Божия: в этом народе,
выделенном из прочих поколений, предизображалось и
предвозвещалось все, что предвиделось в Духе, как имеющее
совершиться, относительно града, царство коего будет
вечным, и Царя его и Основателя — Христа; но не
умалчивалось и о другом обществе человеческом, которые
мы называем земным градом, а упоминалось настолько,
чтобы град Божий представлялся яснее благодаря сравнению
с противоположным ему градом.
62