Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-4-1998/60"]Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
которым думают подкупить Его, дабы Он помог не увра­
чеванию их злых пожеланий, а их исполнению. И таково
свойство земного града — чтить Бога или богов, чтобы
с их помощью властвовать в земном мире; не для того,
чтобы заботиться о пользе других, а из страсти к господству.
Добрые люди для того пользуются миром, чтобы наслаж­
даться Богом; злые же, напротив, для того пользуются
Богом, чтобы наслаждаться миром. Впрочем, так делают
лишь те, которые верят, что Бог существует и печется о
делах человеческих; а есть и гораздо худшие, которые и
этому не верят.
Итак, Каин, узнав, что Бог призрел не на его жертву,
а на жертву его брата, должен был бы, изменившись,
подражать доброму брату, а не завидовать ему из гордости.
А между тем, он опечалился, и лицо его поникло. Этот
грех, зависть доброте другого, и притом своего брата, Бог
особенно и порицал. Порицая, Он спрашивал его: "Почему
ты огорчился? и отчего поникло лице твое?" Бог видел,
что он завидовал брату, и порицал это. Ибо люди, для
которых чужое сердце составляет тайну, могли усомниться,
была ли это печаль о своих дурных качествах, которые
сделали его, как он убедился, неугодным Богу, или же
это была скорбь о добрых качествах брата, которые были
Богу приятны, так как Он призрел на жертву Авеля. Но
Бог, Который не хотел принять его жертвы для того,
чтобы обратить его недовольство скорее на самого себя,
чем на брата, — так как он был несправедлив, живя
неправедно, и потому не был достоин, чтобы его при­
ношение было одобрено, — показал, насколько он был
еще более несправедливым, беспричинно ненавидя своего
справедливого брата. Не отпуская его, однако, без святой,
справедливой и доброй заповеди, Господь сказал: "У дверей
грех лежит; он влечет тебя к себе, но ты господствуй над
ним". Можно, пожалуй, эти слова понимать в том смысле,
что грешник должен приписывать свой грех не кому-либо
другому, а только себе. Это уже — начало спасительного
покаяния, ибо тогда кто бы то ни было будет господствовать
над грехом, когда не возвысит его над собою, защищая
его, а подчинит его себе, раскаиваясь в нем; в противном
60