Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-4-1998/6"]Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
не сомневается, что ярость (animositates) относится к душе
(ad animum). Итак, почему учитель языков в вере и истине
относит все это и подобное этому к делам плоти, как не
потому, что под плотью понимает самого человека, упот­
ребляя известный оборот речи, когда целое называется по
имени части?
*
Глава III
Кто-нибудь, пожалуй, скажет, что причиной всякого
рода пороков безнравственной жизни служит плоть, потому
что душа живет так под влиянием плоти. Но говорящий
так не обращает должного внимания на природу человека
во всей ее совокупности. Правда, "тленное тело отягощает
душу" (Прем. IX, 15). Поэтому и апостол, ведя речь о
том же тленном теле, о котором незадолго перед тем
сказал: "Внешний наш человек тлеет" (II Кор. IV, 16),
говорит: "Знаем, что, когда земной наш дом, эта хижина,
разрушится, мы имеем от Бога жилище на небесах, дом
нерукотворенный, вечный. Оттого мы и воздыхаем, желая
облечься в небесное наше жилище; только бы нам и
одетым не оказаться нагими. Ибо мы, находясь в этой
хижине, воздыхаем под бременем, потому что не хотим
совлечься, но облечься, чтобы смертное поглощено было
жизнью" (II Кор. V, 1 —4). Итак, хотя мы и отягощаемся
тленным телом, но поелику знаем, что причиною отяго­
щения служит не природа или сущность тела, а повреждение
его, то желаем не совлечься тела, а облечься его бес­
смертием. Ибо оно и тогда будет, но, не будучи тленным,
не будет и отягощать. И тем не менее те, которые думают,
что всякое душевное зло происходит от тела, заблуждаются.
Вергилий в своих прекрасных стихах излагает, по-
видимому, мнение Платона, когда говорит:
Источник их жизни — огонь, и начало их племени
небо;
Но служат препятствием им преступные их же тела,
И отупляют земные суставы и смертные члены.
6