Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
простирается от Адама до потопа, второй — от потопа
до Авраама; равны они, впрочем, не продолжительнос­
тью времени, а числом поколений, так как в том и в
другом их по десять. Затем, от Авраама до пришествия
Аристова, по исчислению евангелиста Матфея, следуют
три века, из которых каждый заключает в себе по четыр­
надцать поколений, а именно: от Авраама до Давида, от
Давида до переселения в Вавилон и от переселения в
Вавилон до рождества Христова. Всех, стало быть, пять.
Теперь идет шестой, которого не следует измерять ника­
ким числом поколений ввиду того, что сказано: "Не ваше
дело знать времена или сроки, которые Отец положил в
Своей власти" (Деян. I, 7). После этого века Бог как бы
почиет в седьмой день, устроив так, что в нем почиет и
сам этот седьмой день, чем будем уже мы сами. О каждом
из этих веков подробно рассуждать теперь было бы долго.
По крайней мере, этот седьмой век будет нашей субботой,
конец которой будет не вечером, а Господним, как бы
вечным восьмым днем, который Христос освятил Своим
воскресением, предизображая этим вечный покой не только
духа, но и тела. Тогда мы освободимся и увидим, увидим
и возлюбим, возлюбим и восхвалим. Вот то, чем будем
мы без конца! Ибо какая иная цель наша, как не та,
чтобы достигнуть царства, которое не имеет конца?
Считаем долг настоящего великого труда с помощью
Божией исполненным. Для кого он мал или для кого
слишком велик, пусть извинят меня, а для кого достато­
чен, пусть не мне, а вместе со мною воссылают благо­
дарение Богу. Аминь.