Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-4-1998/585"]Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
тию и правде не будет потеряна, как не потеряна теперь
воля к блаженству. Правда, из-за греха мы не сохранили
ни благочестия, ни блаженства, но потеряв блаженство,
не потеряли самой воли к блаженству. По крайней мере,
•в самом Боге, хотя Он и не может грешить, разве по
этой причине следует отрицать свободную волю? Итак, в
том граде будет у всех одна и каждому присущая свобод­
ная воля, очищенная от всякого зла и исполненная всякого
добра, нескончаемо наслаждающаяся утехами вечных радо­
стей, забывшая о своей вине и своих наказаниях, но не
забывшая о своем освобождении настолько, чтобы не быть
благодарной своему Освободителю.
Таким образом, по отношению к теоретическому зна­
нию будет и там существовать воспоминание прошлых
зол; по отношению же к ощущению будет полное их
забвение. Ведь и самый опытный врач, насколько говорит
ему наука, знает почти все болезни тела, а как телом они
ощущаются, не знает весьма многих, каких не испытал
сам. Отсюда, как знание зол бывает двоякого рода: одно,
по которому зло бывает известно теоретически, а другое,
которое получается через перенесение зла на опыте (иначе,
конечно, знаем мы пороки из наставлений мудрости, и
иначе — из порочнейшей жизни человека глупого); так
и забвение зол бывает двух родов. Иначе забывает о них
человек образованный и ученый, и иначе — человек,
перенесший и испытавший их сам; первый, когда не
обращает внимания на опыт, а последний, когда осво­
бождается от (самих) злополучий. Сообразно с этим пос­
ледним видом забвения святые не будут помнить своих
прошлых зол, потому что будут свободны от них настоль­
ко, что все их злополучия совершенно изгладятся из их
чувств. Однако, сила знания, которая в них будет велика,
будет напоминать им не только об их собственном прош­
лом злополучии осужденных, но и о вечном злополучии
осужденных. В противном случае, т. е. если они не будут
знать, что были злополучны, каким образом воспоют они,
как говорится в псалме, милости Господа вечно (Пс.
LXXXVIII, 2)? Утешительнее этой песни во славу благо-
583