Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
что они будут. Но блаженный град тот будет видеть в
себе столь великое благо, что низший не будет так за­
видовать высшему, как не завидуют теперь архангелам
прочие ангелы; каждый тогда не захочет быть тем, чего
не получил, хотя и соединен будет с получившим самы­
ми тесными узами согласия, подобно тому, как в теле
глаз не желает быть пальцем, хотя тот и другой заключа­
ются в одном неразрывном составе тела. Таким образом,
один будет иметь дар меньше, чем другой, но иметь его
будет, не желая большего.
Будут тогда обладать и свободною волей потому, что
грехи уже не будут в состоянии доставлять удовольствие.
И свобода эта будет выше, потому что очищена будет от
удовольствия грешить ради непреложного удовольствия не
грешить. Первая данная человеку, когда он был сотворен
правым, свободная воля могла не грешить, но могла и
грешить; эта же будущая свобода будет могущественнее
той, потому что будет уже в состоянии невозможности
грешить. И такой она будет по дару Божию, а не по
возможности, заключающейся в самой ее природе. Ибо
одно дело — быть Богом, и совсем другое — быть
причастным Богу. Бог не может грешить по самой приро­
де; причастный же Богу невозможность грешить получает
от Бога. В этом божественном даре должны были сущес­
твовать степени, так что сначала дана была такая свобод­
ная воля, при которой бы человек мог не грешить, а в
будущем такая — при которой бы он уже не мог грешить;
первая имела отношение к состоянию награды, а послед­
няя — к состоянию получения награды. Но так как при­
рода наша согрешила, потому что могла и согрешить, то,
очищаясь при посредстве обильнейшей благодати, она
приводится в состояние той свободы, при которой не
могла бы грешить. Как первое бессмертие, которое Адам
потерял вследствие греха, состояло в том, что (человек)
мог не умереть, а будущее будет состоять в том, что мы
тогда уже не сможем умереть; так же точно первая свобо­
да состояла в том, что мы могли не грешить, а будущая
будет состоять в том, что мы тогда поставлены будем в
состояние невозможности грешить. Ибо воля к благочес-
582