Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-4-1998/580"]Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
30). И в изречении вышеупомянутого Иова: "Во плоти
моей увижу Бога" (Иов. XIX, 26; по Вульгате), — как
передают эти слова списки, переведенные с еврейского,

хотя, понятно, высказано пророчество о воскресении
плоти, однако не сказано: "(Увижу Бога) посредством
плоти моей". Если бы было сказано таким образом, то
можно было бы разуметь Христа Бога, Которого мы увидим
во плоти посредством плоти; в настоящем же своем виде
изречение это может быть понято и в таком смысле, как
если бы вместо слов: "Во плоти моей увижу Бога", было
сказано: "Буду во плоти, когда увижу Бога". И изречение
апостола: "Лицем к лицу" (I Кор. XIII, 12) не вынуждает
нас веровать, что Бога, Которого мы будем нескончаемо
видеть духом, увидим мы телесным лицом, на котором
находятся телесные глаза. Ведь если бы тут разумелось и
внешнее лицо человека, тот же апостол не сказал бы:
"Мы же все, открытым лицем, как в зеркале, взирая на
славу Господню, преображаемся в тот же образ от славы
в славу, как от Господня Духа" (II Кор. III, 18). Не иначе
понимаем мы и то, что воспевается в псалме: "Кто обра­
щал взор к Нему, те просвещались, и лица их не пос­
тыдятся" (Пс. XXXIII, 6). К Богу теперь мы приступаем
верою, которая, как известно, есть дело сердца, а не тела.
Но так как нам не известно, как (к Нему) приступать
будет духовное тело (а об этом-то неизведанном предмете
мы и говорим), то в настоящем случае, когда мы не
имеем руководства и опоры в каком-либо авторитете свя­
щенных Писаний, который понимать различно нельзя, по
необходимости в удел нам достается то, о чем сказано в
книге Премудрости, а именно: что помыслы смертных
боязливы и ошибочны измышления их (Прем. IX, 14).
Конечно, если бы рассуждение философов, путем ко­
торого они приходят к мысли, что предметы мысленные
мы видим умственным взором, а чувственные, т. е . те­
лесные, телесными чувствами, так что ум наш не может
созерцать ни мысленных предметов посредством тела, ни
телесных — без посредства тела, — если бы рассуждение
это было несомненно верным, то было бы несомненно
верно и то, что Бога нельзя видеть глазами даже и
578