Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-4-1998/569"]Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
зеленым, и притом с различными оттенками, то пурпурным,
то лазурным. Как приятно смотреть на него даже тогда,
когда оно волнуется, и эта приятность становится еще
большею потому, что наблюдателя оно ласкает (надеждой),
что не выбросит и не разобьет мореплавателя! Как много
пищи против голода и какое разнообразие вкусов против
отвращения разлито в богатствах природы помимо всякого
искусства и труда поваров, сколько (заключено) во многих
предметах пособий для предохранения и восстановления
здоровья! Как благодатна чередующаяся преемственность
дня и ночи! Как приятна благорастворенность воздуха!
Сколько материала для постройки одежды в стеблях рас­
тений и в животных? Да кто в состоянии все припомнить?!
Уже и то, что мною снесено как бы в одну массу,
если бы я захотел разобрать и рассмотреть по частям,
сколько времени принудило бы меня останавливаться на
каждой частности, содержащей в себе весьма многое? И
все это служит утехой для злополучных и осужденных, а
не наградой для блаженных. Какие же будут награды, если
существует столько и таких утешений? Что даст Бог тем,
которых предопределил к жизни, если такими дарами
осыпал предопределенных к смерти? Какими благами пре­
исполнит в будущей жизни тех, за которых в настоящей,
по Его изволению, единородный Сын претерпел столь-
кие и такие злополучия? Отсюда, ведя речь о предопре­
деленных к будущему царству, апостол говорит: "Тот,
Который Сына Своего не пощадил, но предал Его за всех
нас, как с Ним не дарует нам и всего?" (Рим. VIII, 32).
Когда обещание это исполнится, что тогда мы будем?
Какими будем? Какие получим в том царстве блага, так
как в смерти Христа за нас получили уже такой залог?
Каким будет дух человека, когда не будет уже иметь ни­
какого порока, которому бы подчинялся или которому бы
уступал, или даже против которого бы с честью борол­
ся, но будет преисполнен уже полной мира добродетели?
Какое и насколько ясное и верное, чуждое всякого за­
блуждения и не требующее труда знание всех вещей будет
там, где мы будем напояться премудростью Божией из
самого ее источника с высочайшим блаженством и безо
567