Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-4-1998/564"]Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
и самого диавола; Его, Всевышнего, дело, что существует
природа и диавол, как Ему же обязано Своим бытием
все, что существует.
Итак, из двух тех благ, которые, как мы сказали, от
благости Божией, как бы из некоего источника, изливаются
и на поврежденную грехом и осужденную на наказание
природу, размножение происходит от благословения, изре­
ченного среди первых дел миротворения, от которых Бог
почил в седьмой день. Образование же имеет причину в
том действии, которое Бог делает доселе (Иоан. V, 17).
Ибо если бы Бог отнял от тварей руку Своего вседейст-
вующего могущества, они не могли бы распространяться
и продолжать своего существования в предназначенной
для них преемственности; даже не устояли бы и на не­
которое время в том состоянии, в каком сотворены. Таким
образом, Бог сотворил человека так, что даровал ему не­
кую плодоносную силу, вследствие которой одни люди
производят других, сообщая им и саму возможность этой
производительности, но только возможность, а не необ­
ходимость; кого захотел Он лишить ее, те и остаются
бесплодными, хотя, впрочем, и не отнял у человеческого
рода однажды данного первым супругам благословения
чадорождения. Поэтому, хотя размножение и не отнято
грехом, но оно теперь не таково, каким было бы, если
бы никто не согрешил. Отсюда, человек, венчанный в
начале честью, после грехопадения уподобился скотам (Пс.
XLVIII, 13) и рождает подобным же образом; хотя, впрочем,
в нем не до конца погасла некая, так сказать, искра
разума, с которым он сотворен по образу Божию. Но если
бы с размножением не соединялось образование, то одно
оно (без образования) не обнаруживалось бы в своеобраз­
ных формах и видах. Ведь если бы люди не имели соития,
то Бог и без этого мог бы наполнять землю людьми; как
первого человека сотворил Он без соития мужчины и
женщины, так мог бы Он (производить) и всех; совокуп­
ляющиеся же люди не могут быть рождающимися без
воли Творца.
Таким образом, как апостол о том духовном установ­
лении, благодаря которому человек образуется для благо-
562