Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-4-1998/56"]Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
Первые стены у увы, обагрилися братскою кровью*.
Именно так был основан Рим, судя по свидетельствам
римской истории об убийстве Ромулом своего брата Рема.
Различие состоит только в том, что оба они были граж­
данами земного града. Оба они добивались славы создать
Римскую республику; но оба вместе не могли иметь такой
славы, какую мог бы иметь каждый из них, если бы был
один. Ибо кто хочет прославиться своим господством,
господствует тем менее, чем с большим числом соу­
частников разделяет свою власть. Итак, чтобы одному
иметь в своих руках всю власть, был убит товарищ, и
посредством этого злодейства увеличилось в худшем виде
то, что, не будучи запятнано преступлением, было бы
меньшим, но лучшим. А те братья, Каин и Авель, не
имели одинакового стремления к земным вещам, и тот,
который убил своего брата, не потому завидовал ему, что
его господство могло стать меньшим, если бы оба они
господствовали (ибо Авель не искал господства в том
граде, который основал его брат); он завидовал той диаволь-
ской завистью, какой злые люди завидуют добрым только
лишь потому, что те добры, между тем как они — злы.
Ибо обладание добротой нисколько не уменьшается от
того, что в этой доброте становится больше соучастников;
напротив того, доброта — такое достояние, которым
нераздельная любовь союзников обладает тем больше, чем
они согласнее друг с другом. Тот и не будет обладать
этим достоянием, кто не захочет, чтобы оно было общим;
и настолько более будет обладать им, насколько сильнее
будет в состоянии любить тех, кто в этом с ним соучаствует.
Итак то, что произошло между Ромулом и Ремом,
показывает, как разделяется сам в себе земной град; а то,
что произошло между Каином и Авелем, указывает на
вражду между двумя градами, Божьим и человеческим.
Ведут между собою борьбу злые и злые; точно так же
борются между собою злые и добрые. Но добрые и добрые,
если они совершенны, не могут бороться друг с другом.
* Lucan. I . Pharsal.
56