Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
Но какова и сколь велика будет слава духовного тела,
опасаюсь, как бы все, что говорится о ней, не было
дерзким витийством, потому что мы еще не видим ее на
опыте. Впрочем, так как о радости нашего упования мо­
лчать не следует ради хвалы Богу, и слова: "Господи! воз­
любил я обитель дома Твоего" (Пс. XXV, 8) сказаны из
внутренних глубин святой пламенной любви, то от да­
ров Божиих, которые в настоящей бедственной жизни из­
ливаются на добрых и злых, мы, с помощью Божией,
сделаем, насколько можем, заключение о том, какова бу­
дет и та слава, о которой, не испытав ее, мы, конечно,
говорить достойным образом не можем. Не упоминаю уже
о том времени, когда Бог сотворил человека правым; не
касаюсь блаженной жизни двух супругов в раю, так как
жизнь эта была столь коротка, что ее не видели и их
дети; но кто может перечислить знаки благости Божией
к человеческому роду и в настоящей жизни, которую мы
знаем, в которой еще находимся, испытания которой, даже
всю ее как непрерывное испытание мы, как бы ни пре­
успевали, не перестаем выносить, пока в ней находимся.
Глава XXII
В самом деле, если рассмотреть все с самого начала,
то настоящая жизнь наша, исполненная стольких и таких
зол, что ее вообще трудно назвать жизнью, показывает,
что весь род смертных был осужден. Ибо что другое оз­
начает эта ужасная глубина неведения, из которой про­
истекает всяческое заблуждение, погружающее всех сынов
Адама в некое темное лоно, так что освободиться из него
человек не может без труда, скорби и страха? Что означа­
ет сама эта любовь к столь многим тщетным и вредным
предметам, и отсюда — жгучие заботы, волнения, печа­
ли, страхи, безумные радости, раздоры, споры, войны, ко­
варства, раздражительность, враждебность, лживость, лесть,
обман, воровство, хищничество, вероломство, гордость, че­
столюбие, ненависть, человекоубийство, жестокость, звер­
ство, распутство, роскошь, наглость, бесстыдство, нахаль-
555