Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
этих членов в воскресении мертвых, которым сказано:
"И волос с головы вашей не пропадет". Но если в новом
веке будет признано нужным, чтобы следы их славных
ран были видны на бессмертной плоти, то там, где были,
как сказано, отняты или отсечены члены, появятся следы
ран и появятся на тех самых, снова возвращенных, но не
потерянных частях. Итак, хотя всех бывших в теле недо­
статков тогда не будет, однако такого рода недостатками
не следует считать упомянутые следы добродетелей.
Глава XX
С другой стороны, будем далеки от мысли, что для
воскресения тел и возвращения их к жизни всемогущест­
во Творца не может собрать всего, что было пожрано зве­
рьми или огнем, или превратилось в прах и пепел, или
разрешилось во влагу, или испарилось в воздух. Не будем
думать, чтобы какие-нибудь недра или потаенные места
природы скрыли что-нибудь, исчезнувшее от наших чувств,
до такой степени, что оно осталось бы или неизвестным
для ведения, или выступившим из-под власти Творца все­
го. Цицерон, этот их великий писатель, желая определить
Бога, говорит: "Он есть некоторый свободный и незави­
симый ум, чуждый всякой смертной примеси, всезнающий
и вседвижущий и сам одаренный вечным движением
1
'*.
То же (суждение) встречается в доктринах великих фило­
софов. Итак, говоря их же языком, каким образом может
что-либо скрыться от "всезнающего" или бесследно исчез­
нуть от "вседвижущего"?
Отсюда уже разрешается и тот вопрос, который пред­
ставляется более трудным, а именно: если плоть умершего
человека становится плотью другого человека, то кому из
них будет принадлежать она в воскресении? Ведь если бы
изнуренный и побежденный голодом человек начал пита­
ться трупами людей, — а такое зло, как свидетельствует
древняя история и как говорит несчастный опыт новейших
* Cic. Tuscul. I.
552