Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-4-1998/553"]Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
частей вместе с некоторым изяществом цвета. Где нет та­
кой соразмерности в частях, глаз наш оскорбляется чем-
либо или потому, что оно криво, или потому, что мало,
или потому, что слишком велико. Поэтому не будет ничего
* безобразного, происходящего от несоразмерности частей,
там, где что криво, исправится, что меньше, чем следова­
ло бы, восполнится (откуда — ведает Создатель), а что
больше, чем нужно, устранится, не нарушая целости мате­
рии. А сколько будет изящества в цвете там, где "пра­
ведники воссияют, как солнце" (Мф. XIII, 43)! Надобно
думать, что светоносность тела Христа, когда Он воскрес,
скорее была сокрыта от глаз учеников, чем отсутствовала.
Их слабый человеческий взор не вынес бы ее, коль скоро
они должны были видеть Христа так, чтобы Он мог быть
ими узнан. Так же объясняются и те обстоятельства, что
Он показывал для осязания их следы Своих ран и даже
принимал пищу и питье; не потому, чтобы нуждался в
том и другом, а потому, что по Своему могуществу мог
делать и это. Случай, когда мы чего-либо не видим, хотя
оно и есть, находясь налицо подобно тому, как упомяну­
тая светоносность тела Христа, хотя она, как было замечено
выше, не была видима апостолам, которые, однако, все
остальное видели, по-гречески называется aopotaia — сло­
вом, которое наши переводчики, не будучи в состоянии
перевести его по-латыни, перевели в книге Бытия как
"слепота". Ею поражены были содомляне, когда искали
дверей праведного мужа и не могли их найти (Быт. XIX,
11). Если бы это была та слепота, при которой нельзя
видеть ничего, то содомляне спрашивали бы не о дверях,
к которым подошли, а искали бы проводников, которые
бы подвели их туда.
Не знаю как, но мы исполнены такой любовью к бла­
женным мученикам, что желали бы и в будущем царстве
видеть на их теле следы тех ран, которые они приняли
за имя Христа, — и, может быть, увидим. Раны эти будут
у них не безобразием, а достоинством, — некою, хотя и
в теле сияющею, красотою, но красотою не тела, а доб­
родетели. Тем не менее, однако же, если мученики лише­
ны были здесь каких-нибудь членов, они не останутся без
551