Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
что вид и рост тела Христа будет (нормой) для всех
человеческих тел, которые вступят в Его царство. В таком
случае, говорят, у многих надобно будет тогда убавить
величину и высоту тела; каким же образом исполнятся
слова: "И волос с головы вашей не пропадет", если
пропадет очень многое из самой величину тела?
Да и относительно самих волос можно спросить, воз­
вращено ли тогда будет им все то, что теперь срезается
при стрижке? Если будет возвращено, то не вызовет ли
в каждом отвращение такое безобразие? То же самое,
очевидно, нужно сказать и о ногтях; и им должно быть
возвращено все то весьма многое, что срезается теперь
при уходе за телом. Где же в таком случае будет красота,
которой должно быть, конечно, больше в состоянии бу­
дущего бессмертия, чем сколько может быть ее в состоя­
нии настоящей тленности? А если не будет возвращено,
значит — пропадет; как же, говорят, и волос с головы
не пропадет? Подобные же рассуждения ведутся и отно­
сительно сухощавости и тучности. Если все тогда будут
равны, то, конечно, не будут одни сухощавы, а другие
тучны. Значит, одним будет нечто прибавлено, а у других
нечто убавлено. А отсюда все мы должны будем получить
тогда то, чего у нас не было, но одним придется приоб­
рести то, чего они не имели, а другим потерять то, что
имели.
Толкуют всячески и о разного рода повреждениях и о
разрушении мертвых тел, о случаях, когда иное из тел
превращается в прах, а другое испаряется в воздухе газами;
одни тела пожираются зверьми, другие — огнем; некото­
рые же люди погибают в воде при кораблекрушении или
иным каким-нибудь образом, так что гниение разрешает
тела их во влагу; все такие тела, полагают они, не могут
быть соединены и восстановлены в плоть. Перебирают,
какие бывают или рождаются уродства и увечья, причем
с отвращением и насмешкой упоминают и о чудовищных
порождениях, и допытываются, в каком виде воскреснет
безобразие каждого? Если бы мы сказали, что в челове­
ческом теле ничего подобного тогда не будет, у них го­
тово опровержение на наш ответ в указании на язвы, с
542