Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-4-1998/542"]Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
ангел, или демон мог так уравновесить тяжесть жидкой
стихии, что изменялась, по-видимому, сама природа воды,
то разве всемогущий Бог, сотворивший и сами стихии,
не в состоянии будет освободить земное тело от грубой
тяжести, чтобы оно, оживотворенное, могло обитать в той
самой стихии, в какой захочет животворащий дух?
Далее, если воздух помещают между огнем сверху и
водой снизу, то почему мы часто находим его между водой
и водой и между водой и землей? Почему воздух оказы­
вается между облаками, насыщенными, как думают, водой,
и морями? Каким образом, спрашиваю, из тяжести и
порядка стихий следует, что самые стремительные и бурные
потоки, прежде чем начинают течь ниже воздуха по земле,
висят выше воздуха в облаках? Почему, наконец, воздух
оказывается занимающим середину между высшими слоя­
ми неба и низшими земли на всем пространстве вселен­
ной, когда место его между небом и водами, подобно
тому, как место вод — между ним и землею?
В заключение, если таков порядок стихий, что, согласно
Платону, двумя средними, воздухом и водою, соединяются
две крайние, огонь и земля; если огонь помещается в
высшем небе, а земля занимает самое низкое место, как
основание мира, и потому земля не может быть на небе,
то почему же огонь находится на земле? Ведь по смыслу
этого положения обе стихии, огонь и земля, должны были
бы находиться каждая на своем месте, низшем и высшем,
так что как низшая, по их мнению, не может быть вверху,
так не должна бы быть и высшая внизу. Если они по­
лагают, что на небе нет или не будет ни единой частички
земли, то и на земле мы не должны видеть ни единой
частички огня. А между тем, в настоящее время огонь
есть не только на земле, но и под землей, так что его
извергают верхушки гор; кроме того, мы видим, что он
существует и на земле в употреблении людей, и из земли
рождается, потому что рождается из дров и камней,
которые, несомненно, суть предметы земные.
Но, говорят, тот огонь — огонь спокойный, чистый,
безвредный и вечный, а этот — беспокойный, дымный,
тленный и разрушительный. Однако, ведь не разрушает
540