Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
наступление которого Он обетовал нам или в начале ново­
го века, или в конце настоящего.
Глава XI
Против этого великого дара Божия означенные умство-
ватели, помышления которых известны Господу как сует­
ные (Ис. XCIII, 11), заимствуют возражения от тяжести
элементов. От своего учителя Платона они узнали, что
два величайшие и крайние мировые тела связаны и сое­
динены между собою двумя промежуточными стихиями,
воздухом и водой. Исходя из этого положения, они гово­
рят, что так как, считая снизу вверх, первой является
земля, второй над нею — вода, третьим над водою —
воздух, четвертым над воздухом — небо (огонь), то земное
тело не может быть на небе. Каждая из этих стихий со­
храняет свое место, уравновешиваясь собственными свои­
ми частицами. Вот какую аргументацию человеческая сле­
пота, которую обуяла суетность, противопоставляет все­
ведению Божию! Как же, спрашивается, живет столько
земных тел в воздухе, хотя воздух считается третьей над
землей стихией? Неужели же Тот, Кто дал земным телам
птиц возможность носиться в воздухе, не будет в состоя­
нии человеческим телам, ставшим бессмертными, дать спо­
собность, в силу которой они могли бы обитать в высшем
небе? Да и земные животные, которые летать не могут,
к которым принадлежат и люди, должны были бы жить
в земле подобно тому, как рыбы, которые суть животные
водные, живут в воде. Почему же земное животное живет
даже не во второй стихии, т. е. в воде, а уже в третьей?
Почему, принадлежа земле, оно, если принуждается жить
во второй, расположенной над землею стихии, тотчас же
задыхается, и чтобы сохранить жизнь должно жить в
третьей? Но не перепутывается ли этот порядок стихий?
Или, вернее, в природе он есть, но его недостает в их
аргументации? Не буду повторять сказанного мною в
тринадцатой книге (гл. XVIII), как много есть тяжелых
земных тел, вроде свинца, которые, однако, получают от
538