Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
здесь, куда бы они ни шли, всюду обращали на себя
внимание города. Некоторые, видевшие их в других местах
и знавшие причину их трясения, сообщали об этом кому
могли,
И вот наступила пасха. Утром дня Господня, когда уже
собрался (в церковь) многочисленный народ и юноша
(Павел) держался за решетку священного места, где на­
ходится рака мученика, он вдруг распростерся на землю
и затих как спящий, однако не испытывая трясения, как
это бывало с ним обыкновенно даже во сне. Когда при
наступившем изумлении присутствующих, из коих одни
были поражены страхом, а другие — скорбью, некоторые
хотели поднять его на ноги, другие запретили им это,
говоря, что надобно, пожалуй, ожидать смерти. И вот он
поднялся на ноги и уже не трясся, ибо получил исцеле­
ние, и стоял здоровый, глядя на обступивших его. Кто
мог при этом удержаться от славословий Богу? Востор­
женные и благодарные крики наполнили всю церковь.
Потом бегут ко мне в дом, где я сидел, уже готовый к
выходу, врываются один за другим, и каждый вновь при­
бывший сообщает мне как новость то, что уже раньше
рассказал другой; и когда я радовался и благодарил Бога,
является вместе со многими и он сам, наклоняется к
моим коленам, поднимается и целует меня. Идем к народу;
церковь была полна и дрожала от радостных, здесь и там
(потому что молчавших не было) раздававшихся криков:
"Благодарение Богу! Слава Богу!" Когда наконец устано­
вилось молчание, прочитаны были праздничные чтения
божественных Писаний. А когда настало время для про­
поведи, я сказал несколько слов соответственно времени
и радостному настроению. Я хотел, чтобы не столько
слушали меня, сколько обратили внимание на своего рода
красноречие Божие, выразившееся в этом божественном
действии. Человек тот обедал с нами и обстоятельно по­
ведал историю своего, своей матери и братьев бедствия.
На следующий день, сказав проповедь, я обещал про­
читать народу запись его рассказа. Когда на третий день
пасхи это было мною исполнено, я приказал, чтобы во
время чтения этой записи оба они, брат и сестра, стояли
534