Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
были встречены его друзьями, которые приказали им не
говорить ему об этом, чтобы он не стал публично плакать.
Возвратившись в дом, в котором уже слышались рыдания
родных, он набросил на умершую дочь одежду, которую
брал с собой, и та возвратилась к жизни.
У нас же умер от болезни сын некоего сборщика
податей Иринея. Когда его тело лежало бездыханным и
с плачем и рыданиями приготовлялось к погребению,
некто из его друзей предложил помазать тело елеем от
того же мученика. Сделали так, и умерший ожил.
Опять у нас же бывший трибун Елевзин положил свое­
го умершего маленького сына на раку мученика, которая
находится в его загороднем доме, и после молитвы, которую
он излил с великими слезами, снял его с раки ожившим.
Как быть? Стесняет меня обещание закончить настоящее
сочинение, так что я не могу здесь привести всего, что
знаю; несомненно, большинство наших, когда прочитают
это, посетуют, что столь многое, о чем знают вместе со
мною и они, я обошел молчанием. Прошу их заблагов­
ременно извинить меня и подумать, какого огромного
труда стоило бы сделать то, не делать чего в настоящем
сочинении принуждает меня необходимость. В самом де­
ле, если бы я, умолчав о другом, захотел описать только
те чудеса исцелений, которые через этого мученика, т. е .
досточтимейшего Стефана, были совершены в Каламской
и в нашей колонии, то потребовалось бы составить весьма
много книг; да и не все такого рода чудеса могут быть
собраны, но только лишь те, о коих составлены записки,
предназначенные для публичного прочтения. Завести сос­
тавление подобных записей мы решили именно потому,
что и в наше время бывают знамения божественной силы,
подобные древним, и они не должны оставаться для мно­
гих неизвестными. Еще нет и двух лет, как начала существо­
вать в Гиппоне упомянутая рака, и хотя о многих чудесах,
как нам доподлинно известно, записей не имеется, в то
время, как я пишу об этом, их число достигает семидеся­
ти. В Каламе же, где и сама рака появилась раньше, и
записи публикуются чаще, число их несравненно больше.
531