Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-4-1998/524"]Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
безо всякого затруднения или сомнения, хотя бы и рас­
сказывали верные христиане верным же.
Чудо, совершившееся в Медиолане в нашу там бытность,
когда прозрел слепой, могло сделаться известным для мно­
гих потому, что и город большой — Медиолан, и там
тогда находился император, и факт этот довершился на
глазах огромного числа народа, стекшегося к мощам му­
чеников Протасия и Гервасия, которые, (дотоле) скрытые
и совершенно неизвестные, открыты были во сне еписко­
пу Амвросию; там-то слепой и прозрел, исцелившись от
давней слепоты.
Но кому, кроме весьма немногих, известно в Карфаге­
не об исцелении, которое совершилось над Иннокентием,
адвокатом наместнической префектуры, причем находились
между другими и мы и все видели своими глазами. Как
человек со всем своим домом благочестивейший, он принял
меня и брата моего Алипия, явившихся из-за моря, когда
мы еще не были клириками, но уже служили Богу, и у
него-то мы тогда и жили. Он лечился у врачей; ему вы­
резали фистулы, которые во множестве и в самом пере­
пуганном виде имелись у него на задней нижней части
тела, и врачи (теперь) наблюдали за результатами своего
медицинского искусства. Операция эта стоила ему долгих
и тяжких страданий. Между тем, одна из язв ускользнула
от врачей и была так скрыта, что они не могли достать
ее, чтобы вскрыть ножом. Наконец, когда все выходившие
наружу язвы были излечены, осталась эта одна, отно­
сительно которой усилия врачей оставались напрасны.
Считая медлительность выздоровления подозрительной и
опасаясь, что снова придется прибегнуть к операции, как
предсказывал его домашний врач, которому те врачи не
дозволили во время операции даже смотреть, как они ее
будут производить, и которого сам пациент в раздражении
прогнал из дома и с трудом снова принял, — больной
поднялся и сказал: "Вы намерены меня опять резать? Со
мною случится так, как говорил тот, присутствия кого вы
сами не захотели?" Те начали подшучивать над неискус­
ным врачом, а страх больного успокаивать ласковыми сло­
вами и обещаниями.
522