Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-4-1998/521"]Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
говорит он, — этих наказаний, которые испытывают и
самые глупые люди, а именно: лишение необходимого,
ссылка, заключение, удары кнутом, частные люди нередко
избегают, когда быстро наступает смерть. Для городов же
смерть, освобождающая отдельных лиц от наказаний, сама
служит наказанием. Город должен быть устроен так, чтобы
быть вечным. Итак, гибель республики не естественна,
как гибель человека, для которого смерть не только необ­
ходима, а очень часто даже желательна. Если же гибнет,
разрушается и истребляется город, это (сравнивая малое
с великим) в некотором роде похоже на то, как если бы
погиб весь этот мир". Что мир не погибнет, это Цицерон
говорит вслед за платониками. Итак, ясно, что по мнению
Цицерона война предпринимается городом ради того спа­
сения, которое состоит в том, чтобы город оставался здесь,
как говорит он, вечным, хотя бы отдельные улицы умирали
и рождались, подобно тому, как сохраняется постоянная
тенистость маслины или лавра и других того же рода де­
ревьев, между тем как отдельные листья опадают и (вновь)
появляются. Поэтому смерть, как говорит он, служит
наказанием не для отдельных лиц, а для целого города,
освобождая очень часто отдельные лица от наказания.
Отсюда сам собой возникает вопрос, правильно ли
поступили сагунтяне, когда предпочли гибель своего города
нарушению верности, которою они связывались с самой
Римской республикой; за что восхваляют их люди, гражда­
не земного государства? Но я не знаю, каким образом
могли бы они остаться верными такому рассуждению, ко­
торое говорит, что война должна предприниматься только
или ради верности, или ради спасения, но не говорит,
чему следует отдать предпочтение, если то и другое одно­
временно сохранить невозможно. В самом деле, если бы
сагунтяне предпочли спасение, то должны бы были нару­
шить верность; если же сохраняли верность, должны были
пожертвовать спасением, как это и случилось. Между тем,
спасение града Божия таково, что оно может сохраняться
или, лучше сказать, приобретаться верою и через веру; с
утратой же веры никто не может его достигнуть. Принятые
об этом к высокомужественному и крепкому сердцу со-
519