Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-4-1998/520"]Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
верят, но не удостоверяют, что оно совершилось. Да и
никакими знаками необыкновенных событий не подтверж­
дается, что это случилось с ним в действительности. Ибо
каким образом или в какой степени может служить дока­
зательством его божества то обстоятельство, которое, по-
видимому, считается великим чудом, а цменно — вол­
чица-кормилица? Если и допустить, что эта волчица была
не публичною женщиной, а зверем, то ведь брат Ромула
не считается богом, хотя она была кормилицей их обоих.
С другой стороны, кому запрещали называть Ромула, Гер­
кулеса или других подобных людей богами, и кто предпочел
скорее умереть, чем не называть их так? Или наоборот,
разве принял бы какой-нибудь народ Ромула в число сво­
их богов, если бы не понуждал его к этому страх перед
римским именем? Между тем, кто может сосчитать, сколь
многие предпочли претерпеть самую лютую смерть, чем
отречься от Бога Христа! Таким образом, считать Ромула
богом побуждал некоторые находившиеся под римским
ярмом города страх даже легкого раздражения, какое, как
полагали, могло быть со стороны римлян, если бы так
не делали; напротив, от почитания и даже исповедания
Христа Богом не мог отклонить многое множество по
всей земле мучеников страх не легкого уже раздражения,
но безмерных мучений и даже самой смерти, которою
чаще всего угрожали. И однако град Христа, хотя он был
еще странствующим на земле и имел войска многих
народов, не вступал ради временного спасения в борьбу
со своими нечестивыми гонителями, напротив, не проти­
водействовал им именно ради того, чтобы получить вечное
спасение. Граждане его подвергались узам, заключениям,
истязаниям, пыткам, умерщвлению — и все-таки умно­
жались. Им нечего было бороться ради спасения жизни,
коль скоро они пренебрегали жизнью ради Спасителя.
Знаю, что в третьей книге Цицерона, если не ошиба­
юсь, "О республике", приводится такое рассуждение, что
наилучшим городом война принимается только или ради
верности в исполнении обязательств, или ради спасения.
А что называет он спасением или какого рода спасение
хочет разуметь, разъясняется им в другом месте: "Но, —
518