Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
Христа, и даже воскресали мертвые (Деян. III, IV). Если
допустят, что все это было так, как мы о том читаем, то
прибавим и эти невероятные факты к трем вышеупомя­
нутым невероятным событиям; соберем все эти свидетель­
ства о многих невероятных фактах, чтобы поверили тому
одному невероятному, что говорится о воскресении плоти
и вознесении на небо, и обратим к вере тех, которые
еще не ожесточились в неверии. Если же тому, что апо­
столами Христа совершены были вышеуказанные чудеса,
дабы веровали их проповеди о воскресении и вознесении
Христа, не поверят, то для нас достаточно и того одного
великого чуда, что этому факту уверовал без всяких чудес
целый мир.
Глава VI
Припомним и здесь, что Туллий удивляется верованию
в божество Ромула. Приведу его слова так, как они у
него написаны: "В Ромуле, — говорит он, — наиболее
достойно удивления то, что другие, которые, как говорят,
сделались богами из людей, жили в века менее просве­
щенные, когда ум был более склонен к вымыслу, ибо
необразованные люди легко отдавались вере. Между тем,
век Ромула был ближе к нам, к теперешним шестисо­
тым годам*, когда науки и искусства уже окрепли и грубая
человеческая жизнь очищена от всякого старого заблуж­
дения". "Отсюда, — продолжает он несколько ниже, —
можно понять, что Гомер жил за много лет до Ромула,
так что при людях уже ученых и во времена просвещен­
ные не оставалось почти ни малейшего места для вымыс­
ла. Древность принимала сказки, придуманные порою весь­
ма нелепо; этот же просвещенный век отверг их, осмеивая
прежде всего то, чего не может быть"**. Туллий Цицерон,
один из числа людей ученейших и самый красноречивый
из всех, называет верование в божество Ромула удивитель-
* Цицерон имеет в виду не свое время, а время Сципиона и
Лелия, героев цитируемого сочинения.
** Cic, De Republ. lib. II.
516