Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-4-1998/51"]Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
Итак, от этих двух родоначальников человечества прежде
был рожден Каин, принадлежащий к человеческому граду,
а потом Авель, принадлежащий к граду Божию. Как
относительно одного отдельно взятого человека мы по
опыту убеждаемся в истинности сказанного апостолом:
"Не духовное прежде, а душевное, потом духовное" (1
Кор. XV, 46), — и потому каждый, поскольку рождается
от осужденного отростка, сначала по необходимости бывает
по Адаму злым и плотским, а потом, когда, возродившись,
возрастает во Христе, становится добрым и духовным, —
так и в целом человеческом роде, лишь только сущест­
вование этих двух градов стало выражаться сменою поко­
лений рождающихся и умирающих, первым родился граж­
данин этого века, а потом уже — чужой для этого века,
принадлежащий к граду Божию, благодатью предназначен­
ный, благодатью избранный, по благодати — странник
земли, по благодати — гражданин неба. Ибо, что касается
его самого, то он происходит из той же массы, которая
первоначально была осуждена вся; но Бог, как горшечник
(это сравнение не безрассудно, а мудро употребил апостол),
из одной и той же глины творит один сосуд для почетного
употребления, а другой — для низкого (Рим. IX, 21).
Прежде, однако, был сотворен сосуд в поругание, а
потом — в честь: ибо и в одном и том же человеке, как
я уже сказал, предваряет негодное, с которого мы по
необходимости начинаем, но с которым нам нет необ­
ходимости оставаться; затем уже следует годное, к которому
мы переходим по мере успехов и с которым, достигнув
его, остаемся. Поэтому, хотя не всякий злой человек будет
добрым, никто, однако же, не будет добрым, кто не был
злым; но чем быстрее кто-либо изменяется к лучшему,
тем скорее заставляет называть себя соответственно тому,
что усвояет, и названием позднейшим как бы закрывает
название изначальное. Итак, о Каине написано, что "по­
строил он город" (Быт. IV, 17); Авель же, как странник,
города не построил. Ибо град святых есть град вышний,
хотя он и здесь рождает своих граждан, в лице которых
странствует, пока не наступит время его царства, когда
соберет он всех воскресших с их телами и когда последним
51