Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
ном образе жизни, может снискать божественное мило­
сердие, так что за нею следует ежедневное прощение, —
они сами бы увидели, что говорят глупость и нелепость.
Тогда они вынуждены были бы признать возможным, что
человек весьма богатый ценою десяти мелких монет,
ежедневно подаваемых в качестве милостыни, может пок­
рывать и убийства, и прелюбодеяния, и всякие другие
непотребства. Если же утверждать это крайне нелепо и
бессмысленно, то когда речь идет о том, что должно
разуметь под достойными делами милосердия за грехи, о
коих говорил предтеча Христов: "Сотворите же достойный
плод покаяния" (Мф. III, 8), без всякого сомнения не
окажется, что такие дела творят те, жизнь которых испо­
лнена ежедневных преступлений. И это потому, прежде
всего, что расхищая чужое имущество, они захватывают
себе слишком много, и уделяя от этого многого крупицу
бедным, представляют Христа в этом отношении им по­
кровительствующим; так что, полагая, что купили или,
вернее, ежедневно покупают у Него право на злодеяния,
они спокойно совершают все самое предосудительное. А
между тем, если бы и за одно злодеяние они раздали
нуждающимся членам Христовым все свое имущество, но
от такого рода дел не отстали, не имея той любви, которая
превратно не поступает, и тогда для них не было бы ни­
какой пользы. Таким образом, кто творит достойные за
свои грехи дела милосердия, тот начинает их творить пре­
жде всего с самого себя. Ибо кто делает для ближнего
то, чего не делает для самого себя, поступает вопреки
словам Господа: "Возлюби ближнего твоего, как самого
себя" (Мф. XXII, 39), равно и словам: "Люби душу свою,
угождая Богу" (Сир. XXX, 24). А кто не делает для своей
души этой милостыни, т. е . угождения Богу, каким образом
может быть назван делающим достойную за свои грехи
милостыню?
Милостыня, несомненно, помогает молитве. Поэтому
милостыню творить мы должны для того, чтобы быть
услышанными, когда молимся о своих прежних грехах, а
не для того, чтобы, упорствуя в них, мы посредством
милостыни снискали себе дозволение на злодейство. Для
501