Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-4-1998/475"]Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
равление или в настоящей жизни, или же после смерти,
если в настоящей жизни кто-либо или совсем не нака­
зывается, или наказывается так, что не исправляется.
Отсюда известная сентенция Марона, который, сказав о
земных делах и смертных членах, прибавляет о душах:
Отсюда и страхи у них, и желанья, страданья и
радость;
И звук не доходит до них, заключенных в их
мрачной темнице;
а вслед за этим говорит:
Чтоб жизнь за границей заката осталася с ними;
т. е. чтобы их не покинула жизнь и в последний день.
Но зло и тогда не прейдет, и не все до конца
Телесные язвы минуют несчастных: глубоко
Врастает в нас многое, с чем мы сживались так
долго;
Мучения терпят они, за грехи свои прежние
Несут наказанья: иные, простертые в воздухе,
Висят в нем; злодейства других в пучинах глубоких
Смываются черные; кто-то в огне очищается*.
Придерживающиеся этого мнения не признают после
смерти никаких мучений, кроме очистительных; и так как
высшими на земле стихиями служат вода, воздух и огонь,
то, полагают, все, зараженное земным осквернением, очи­
щается одной из этих стихий. Так, у Вергилия указывается
на воздух в словах: "Простертые в воздухе висят", на воду
в словах: "В пучинах глубоких", на огонь в словах: "Кто-то
в огне очищается". Признаем и мы, что существуют в
настоящей смертной жизни некоторые очистительные му­
чения, не такие, каким подвергаются люди, жизнь которых
оттого не делается лучше, а напротив, даже хуже, но
мучения действительно очистительные, от которых под-
* Virg. Aeneid. VI, v. 733 — 742.
473