Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
они и имели некоторое знакомство с таким или иным
устройством природы, все же это еще не дает им права
делать предписания Богу, будто бы Он не может превра­
тить или изменить эту природу в нечто совершенно иное
по сравнению с тем, как она им известна. Страна содоми­
тов не была, конечно, такою, какова она теперь, а нахо­
дилась в одинаковом с другими положении и отличалась
одинаковым и даже большим плодородием, так как в
божественном Писании сравнивается с садом Господним
(Быт. XIII, 10). Но после того, как подвергалась небес­
ной каре, — о чем свидетельствует их же история и что
примечают в ней еще и теперь бывающие в тех местах,

она поражает страшным смрадом, а ее яблоки под об­
манчивым видом зрелости внутри заключают пепел. Вот:
не была она такою, а теперь — такова! Творец природ
чудесным изменением привел ее природу в это ужаснейшее
состояние и такою она продолжает оставаться в течение
столь долгого времени.
Таким образом, как не было невозможным для Бога
создать природы, какие Он хотел, так не невозможно для
Него и в созданных производить какие Ему угодно пере­
мены. Отсюда происходит и множество чудес, которые у
них называются monstra, ostenta, portenta, prodigia, — такое
множество, что если бы я захотел их перечислять и при­
поминать, не было бы и конца настоящему сочинению.
Monstra (знамения) называют так от monstrando (означать),
так как они уясняют что-нибудь знаком; ostenta (пред­
указания) — от ostendendo (указывать); portenta (предзна­
менования) — от portendendo (предзнаменовать); наконец,
prodigia (предвещания) называют так потому, что они
наперед говорят, предрекают будущее. Но пусть уж сами
их гадатели решат, каким образом при посредстве этих
явлений они или ошибались, или же по внушению духов,
которые стараются сетями вредного любопытства уловить
души людей, заслуживающие такого наказания, предсказы­
вали действительные события, или, наконец, среди бол­
товни наталкивались случайно на частичку истины. Что
же касается нас, то все явления, совершающиеся на пер­
вый взгляд вопреки природе или называемые таковыми
465