Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-4-1998/46"]Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
чтобы любящий ее так не желал, чтобы она была вечной.
Итак, она будет блаженной тогда, когда будет вечной.
Глава XXVI
Итак, человек жил в раю, как хотел, до тех пор, пока
хотел того, что повелел Бог. Жил, наслаждаясь Богом, от
Которого, как благого, сам был добр. Жил безо всякого
недостатка, имея в своей власти жить так всегда. Была
пища, чтобы не испытывать голода, было питье, чтобы
не испытывать жажды, было, наконец, дерево жизни, чтобы
не ослабила его старость. Не было ничего, что причиняло
бы боль, не было никаких болезней, которых бы следовало
бояться. Плоть была здорова, душа — спокойна. Не было
ни жары, ни стужи; не было грусти, не было искусственного
веселья: была одна непрерывная радость, проистекавшая
от Бога, к Которому пылала любовь "от чистого сердца
и доброй совести и нелицемерной веры" (I Тим. I, S);
и, в то же время, было верное, основанное на чистой
любви общение между супругами, согласие ума и тела,
легкое соблюдение нетрудной заповеди. Усталость не утом­
ляла, сон не клонил против воли. Откуда же у нас может
возникнуть сомнение в том, что они могли произвести
потомство без болезни похоти? Надлежащие члены, как
и все другие, привелись бы в движение требованием воли,
и "супруг прильнул бы к лону супруги"* без страстного
волнения, при полном спокойствии души и тела и с
сохранением целомудрия. Ибо, если этого не подтверждает
наш жизненный опыт, то отсюда отнюдь не следует, что
такого вообще не может быть.
Мы говорим о предметах, которые в настоящее время
оскорбляют стыдливость, и потому, хотя мы и высказываем
предположения о том, какими они могли быть до того,
как их стали стыдиться, однако необходимо, чтобы речь
наша скорее обуздывалась скромностью, которая нас оста­
навливает, чем искала помощи у красноречия, которое
* Virg. Acncid. Vlll, v. 406 .
46