Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
а потому и не за грех. Поэтому, когда он, продолжая
речь, говорит: "Тогда благоприятна будет Господу жертва
Иуды и Иерусалима, как во дни древние и как в лета
прежние", в словах этих иудеи напрасно видят обещание
им прошлых времен их жертв по ветхозаветному закону.
Не в правде, а во грехах приносили они жертвы тогда,
когда главным образом и прежде всего приносили их за
грехи, так что и сам священник, которого, во всяком слу­
чае, мы должны считать праведнее всех прочих, по запове­
ди Божией сперва обыкновенно приносил жертву за свои
грехи, а потом уже — за грехи народа (Лев. XVI, 6; Евр.
VII, 27). Ввиду этого мы должны разъяснить, как следует
понимать слова "как во дни древние и как в лета прежние".
Может быть, ими напоминается то время, когда первые
люди жили в раю. Чистые, никаким грехом не осквернен­
ные и не запятнанные, они приносили в то время Богу
себя самих, как чистейшие жертвы. Но с того времени,
как за нарушение заповеди они были оттуда изгнаны и
в лице их человеческая природа подверглась осуждению,
за исключением одного Посредника, даже после купели
возрождения, хотя бы некоторые были еще малютками,
"кто родится чистым от нечистого? ни один" (Иов. XIV,
4).
Скажут на это, что и о тех, которые приносят жертвы,
можно не без основания сказать, что они приносят в
правде, ибо "праведный верою жив будет" (Рим. I, 17);
хотя он обманул бы себя, если бы сказал, что греха не
имеет, но потому и не скажет, что живет верою. Но разве
кто-нибудь станет утверждать, что настоящее время веры
может идти в сравнение с тем концом, когда огонь
последнего суда очистит тех, которые будут приносить
жертвы в правде? Поелику после такого очищения пра­
ведные, как следует думать, не будут иметь никакого греха,
то, без всякого сомнения, это время в том, что касается
неимения греха, может идти в сравнение только с тем
временем, когда первые люди до нарушения заповеди жи­
ли в раю в невиннейшем блаженстве. Итак, справедливо
разуметь, что на последнее содержится указание в словах
"как во дни древние и как в лета прежние". Ибо и через
433