Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-4-1998/420"]Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
на суде; да и когда говорит, что Господь придет в ог­
не, то разумеет: как огонь для тех, для кого пришествие
Его будет карою. Под колесницами же Его (так как о
них говорится во множественном числе) мы не без осно­
вания понимаем ангельские чины. А когда он говорит,
что вся земля и всякая плоть будут судимы огнем и мечом
Его, то разумеем в этом случае не духовных и святых, а
земных и плотских, о которых сказано: "Они мыслят о
земном" (Филип. III, 19), и еще: "Помышления плотские
суть смерть" (Рим. VIII, 6), и которых, как таких, Господь
прямо называет плотью, когда говорит: "Не вечно Духу
Моему быть пренебрегаемым человеками, потому что они
плоть" (Быт. VI, 3). "Много будет пораженных Господом",
сказано здесь же: этою язвой будет смерть вторая. Могут
иногда и огонь, и меч, и язва пониматься и в хорошую
сторону. Господь, например, говорил о Себе, что хочет
"огонь низвесть на землю" (Лук. XII, 49). "И явились им
разделяющиеся языки, как бы огненные", когда сошел
Дух Святый (Деян. И, 3). "Не мир пришел Я принес­
ти, — говорил Господь, — но меч" (Мф. X, 34). И слово
Божие называется в священном Писании мечом обоюдо­
острым (Евр. IV, 12) по причине остроты двух заветов.
Равно и в Песни Песней святая Церковь говорит о себе,
что она "изнемогает от любви"* (Песн. II, 5), как бы
получила рану от стрелы, пущенной любовью. Но когда
мы читаем или слышим, что придет Господь-мститель, то
само собою ясно, в каком смысле следует понимать эти
выражения.
Упомянув затем о тех, которые этим судом истребят­
ся, разумея под образом запрещенных ветхим законом
яств, от которых не воздержались, грешников и нечести­
вых, пророк кратко повторяет сказанное им о действии
благодати Нового завета, начиная с первого пришествия
Спасителя и доводя речь до последнего суда, предмета
теперешнего нашего исследования, на котором он свою
речь и заканчивает. Он говорит, что Господь сказал, что
Он придет для того, чтобы собрать все народы, и что эти
* У Августина: "Уязвлена любовью".
420