Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
даем нового неба и новой земли, на которых обитает
правда" (II Пет. III, 3 — 13).
О воскресении мертвых он здесь ничего не говорит,
но о разрушении этого мира говорит достаточно. Упоми­
ная при этом о совершившемся прежде потопе, он, по-
видимому, определяет некоторым образом тот объем, в
каком мы должны представлять себе разрушение этого
мира в конце настоящего века. Ибо, по его словам, и в
то время погиб бывший тогда мир; не только шар земной,
но и небеса, под которыми, конечно, мы понимаем эти
воздушные небеса, место и пространство которых покры­
ла поднимавшаяся в то время вода. Итак, весь или почти
весь этот образующий ветры воздух (называет он его небом
или небесами, но в смысле, конечно, этих низших, а не
тех высших небес, в которых размещены солнце, луна и
звезды) был обращен во влагу, и таким образом погиб
вместе с землею, первоначальный вид которой был совер­
шенно разрушен потопом. "А нынешние, — говорит, —
небеса и земля, содержимые тем же Словом, сберегаются
огню на день суда и погибели нечестивых человеков".
Итак, эти небеса и эта земля, т. е. этот мир, восста­
новленный вместо того мира, который погиб от потопа,
из той же воды, в свою очередь, сберегается огню на
день суда и погибели нечестивых людей. Не колеблясь
говорит он и о будущей погибели людей, хотя природа
их сохранится даже в вечных мучениях. Но, может быть,
кто-нибудь спросит: "Если по окончании суда этот мир
будет объят пламенем, то прежде, чем его заменят новое
небо и новая земля, где во время этого пожара будут
находиться святые, так как, имея тела, они по необхо­
димости должны быть в каком-нибудь пригодном для тела
месте?" На это мы можем ответить, что они будут нахо­
диться в высших пространствах, куда так же не достигнет
пламя того пожара, как не достигала вода потопа. Ибо у
них будут такие тела, что будут находиться там, где
пожелают. Впрочем, сделавшись бессмертными и нетлен­
ными, они не побоятся и самого огня; смогли же остать­
ся живыми в раскаленной печи тленные и смертные тела
трех мужей (Дан. III, 24).
409