Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
в таком великом и новом блеске, что не останется никаких
следов ветхости; так как и сами тела от ветхого тления
и смертности перейдут к нетлению и бессмертию.
Относить же это к тому времени, когда он царствует
с царем своим тысячу лет, на мой взгляд, было бы крайним
бесстыдством; ибо он совершенно ясно говорит: "И отрет
Бог всякую слезу с очей их, и смерти не будет уже; ни
плача, ни вопля, ни болезни уже не будет". Кто же будет
так глуп и до такого сумасбродства упрям, что осмелит­
ся утверждать, чтобы, не говорю святой народ, а хоть бы
кто-либо из святых, ведущий или уже проведший насто­
ящую бедственную жизнь, не знал ни слез, ни скорбей;
когда, напротив, чем кто святее, чем более исполнен свя­
тым желанием, тем обильнее его плач в молитве? Или
это голос не гражданина горнего Иерусалима: "Слезы мои
были для меня хлебом день и ночь" (Пс. XLI, 4)? И еще:
"Каждую ночь омываю ложе мое, слезами моими омочаю
постель мою" (Пс. VI, 7). Еще: "Воздыхание мое не
сокрыто от Тебя" (Пс. XXXVII, 10). Еще: "Скорбь моя
подвиглась" (Пс. XXXVIII, 3). Или (это голос) не Его
сына (о том), что стенают под бременем, потому что не
хотят совлечься, но облечься, чтобы смертное поглощено
было жизнью (II Кор. V, 4)? Не о тех ли речь, которые,
имея начаток Духа, сами в себе стенают, ожидая усынов­
ления, искупления тела своего (Рим. VIII, 23)? Или же
сам апостол Павел не был вышним иерусалимлянином, и
не тогда ли и был им по преимуществу, когда терпел
великую печаль и непрестанное мучение сердцу своему за
израильтян, братьев своих по плоти (Рим. IX, 2, 3)? Да
и когда в том граде не будет смерти, как не в то время,
когда будет сказано: "Смерть! где твое жало? Жало же
смерти — грех" (I Кор. XV, 55, 56). Этого, конечно, не
будет тогда, когда будет спрошено: "Где?" А в настоящее
время не какой-нибудь самый последний гражданин это­
го града, а тот же Иоанн в послании своем восклицает:
"Если говорим, что не имеем греха, — обманываем самих
себя, и истины нет в нас" (I Иоан. I, 8).
Правда, в этой книге, называемой Апокалипсисом,
многое говорится прикровенно, чтобы дать упражнение
407