Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-4-1998/403"]Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
всех, но отдельная для каждого. Между тем, давая разуметь,
что книга эта будет одна, Писание говорит: "И иная книга
раскрыта".
Итак, нужно представлять некую божественную силу,
действием которой воспроизведутся в памяти и с уди­
вительной живостью встанут перед умственным взором
каждого все дела его, как добрые, так и злые; так что
знание осудит или оправдает совесть, и таким образом
будут судимы совместно все и каждый. Эта божественная
сила, очевидно, и получила название книги. В ней как
бы читается то, что по действию ее воспроизводится в
памяти. А чтобы показать, какие это мертвые, малые и
великие, имеют быть судимы, он, как бы по воспомина­
нию возвращаясь снова к тому, что прежде опустил или,
вернее, отложил на время, говорит: "Тогда отдало море
мертвых, бывших в нем, и смерть и ад отдали мертвых,
которые были в них" (Апок. XX, 13). Это совершилось,
несомненно, раньше, чем мертвые были судимы; и, одна­
ко же, о суде сказано прежде. Поэтому-то я и сказал,
что он по воспоминанию возвратился к тому, что опустил.
Теперь же он держится порядка, и чтобы сам порядок
этот уяснился, находит уместным повторить в данном
случае сказанное уже прежде о суде над мертвыми. Сказав:
'Тогда отдало море мертвых, бывших в нем, и смерть и
ад отдали мертвых, которые были в них", он тотчас же
прибавляет то, о чем уже упомянул несколько выше: "И
судим был каждый по делам своим".
Глава XV
Но кто эти мертвые, которых отдало море? Ведь нель­
зя же полагать, чтобы умирающие в море не были в аду,
или чтобы тела их сохранились в море, или, что было
бы еще нелепее, чтобы море содержало добрых мертвецов,
а ад — злых. Кому придет в голову подобная мысль?
Вполне основательно думают некоторые, что в этом случае
слово "море" употреблено в смысле настоящего века. Итак,
давая разуметь, что вместе с теми, которые воскреснут,
403