Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
во второе воскресение мертвых, имеющее быть для тел,
Иоанн, соответственно данному ему откровению, говорит:
"И увидел я великий белый престол и Сидящего на нем,
от лица Которого бежало небо и земля, и не нашлось
им места" (Апок. XX, 11). Не говорит: "Видел я престол
великий и белый, и Сидящего на нем, *и от лица Его
бежало небо и земля, потому что это совершилось не в
то время", т. е. прежде суда над живыми и мертвыми;
но сказал, что видел сидящим на престоле Того, от лица
Коего бежало небо и земля, — бежало, но потом. Ибо
это небо и эта земля перестанут существовать уже после
совершения суда, тогда, когда явится небо новое и земля
новая. Мир этот перейдет не в смысле совершенного
уничтожения, а вследствие изменения вещей. Почему и
апостол говорит: "Проходит образ мира сего. А я хочу,
чтоб вы были без забот" (I Кор. VII, 31, 32). Уничтожит­
ся образ его, но не природа.
Итак, сказав, что видел сидящим на престоле Того, от
лица Коего бежало небо и земля, что имеет быть потом,
Иоанн говорит: "И увидел я мертвых, малых и великих,
стоящих пред Богом, и книги раскрыты были, и иная
книга раскрыта, которая есть книга жизни; и судимы бы­
ли мертвые по написанному в книгах, сообразно делам
своим" (Апок. XX, 12). Сказал, что открыты были книги
и еще одна книга, но о последней не умолчал, какого
рода эта книга. Книга эта, говорит он, есть книга жизни
каждого. Следовательно, под теми книгами, о которых он
сказал прежде, нужно разуметь книги священные, как дре­
вние, так и новые; так что в этих книгах показывалось,
что повелел Бог Своими заповедями делать, а в той, ко­
торая есть книга жизни, что из поведенного каждый сде­
лал или не сделал. Если последнюю книгу представлять
телесным образом, — кто в состоянии определить ее
величину и длину? Или сколько бы времени потребовалось
на прочтение книги, в которой описана вся жизнь всех
и каждого? Разве не предстанет ли такое же число ангелов,
в каком числе будут люди, и каждый из людей будет
слушать свою жизнь, читаемую от приставленного к нему
ангела? Но в таком случае, книга была бы не одна для
402