Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-4-1998/39"]Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
А то, что проявления гнева и других душевных движений
стыдливость не скрывает так, как проявления похоти в
детородных членах, то единственная причина этого заклю­
чается в том, что во всех прочих случаях органы тела
приводятся в движение на самими страстями, а сочувст­
вующей им волей. Произнесший в гневе бранное слово
или даже ударивший кого-нибудь не смог бы совершить
этого, если бы его воля не привела в движение язык или
руку, которыми она движет, когда пожелает, и безо всякого
гнева, в то время как над детородными частями тела
похоть усвоила себе такие права, что без нее они приходить
в движение не могут. Это-то и составляет предмет стыда:
человек охотнее снесет присутствие целой толпы, когда
несправедливо гневается, чем присутствие хотя бы одного
свидетеля при его законном совокуплении с женой.
Глава XX
Этого не могли понять т. н. собачьи философы, киники,
когда вопреки человеческой стыдливости проводили по­
истине собачью, т. е. нечистую и бесстыдную мысль, что,
дескать, раз законно то, что делается с женою, то и не
стыдно делать это открыто; и не следует-де уклоняться
от этого ни на улице, ни в любом общественном месте.
Но естественный стыд победил мрак этого заблуждения.
Впрочем, рассказывают, что тщеславный Диоген некогда
сделал это, полагая, что секта его станет более знаменитой,
если в памяти людей запечатлеется это бесстыдство. Но
последующие киники отказались от этого. Стыд оказался
сильнее, и мне даже кажется, что не делал этого и Диоген,
а только лишь имитировал некие движения, чтобы стоявшие
рядом люди, которые не могли видеть то, что скрывает
его плащ, думали, что он совокупляется; ибо если этого
не постыдился он сам, то, несомненно, постыдилась его
похоть. Есть и сейчас еще философы-киники . Это те,
которые не только одеваются в греческие плащи, но еще
и
ходят с дубинами. Но диогеновского срама никто из
них повторить не смеет. А если бы кто и осмелился, то,
39