Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-4-1998/38"]Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
дети? Ведь для этого-то столь торжественно и заключаются
браки. А между тем, при зачатии детей не дозволяется
присутствовать и самим детям, родившимся прежде. Это
дело законное, и о нем знает общественное мнение, однако
же, оно избегает сторонних глаз. Почему это так, как не
потому, что приличное по природе сопровождается пос­
тыдным по греху.
Глава XIX
Поэтому и те философы, которые более всех при­
близились к истине*, признавали, что гнев и похоть —
порождения низшей части души, ибо движения, вызыва­
емые ими, бурны и беспорядочны даже в тех случаях,
когда они допускаются мудростью; а потому они особенно
нуждаются в руководстве ума. Эту третью часть души**
они представляют главенствующей над всеми остальными,
и если остальные готовы ей подчиняться, то в человеке
царит справедливость. И эти-то (низшие) части, которые
признаются испорченными даже в человеке мудром и
воздержанном, так что его ум должен постоянно усмирять
их, обуздывать и отвлекать от того, к чему направлены
их неправильные движения, обращая их к тому, что
дозволено законом мудрости: гнев, например, к приме­
нению законного наказания, похоть — к обязанности
продолжения рода, — эти, говорю, части не были ис­
порченными в раю до греха. В них не проявлялись
движения к чему бы то ни было вопреки справедливой
воле, и, следовательно, они без труда удерживались в
своих границах правящею уздою разума. Ибо теперешние
их движения, кои живущие справедливо и благочестиво
умеряют то с большей, то с меньшей легкостью, но не
иначе, как сдерживая и обуздывая, не есть признак их
здорового природного состояния, но — расслабления
вследствие повреждения.
* Т. с. платоники.
** Т.с.ум.
38