Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-4-1998/379"]Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
Оставляю в стороне такие изречения о последнем суде,
которые при внимательном рассмотрении представляются
сомнительными или, скорее, относящимися к другому
предмету, как-то: к тому пришествию Спасителя, которое
все это время Он являет в Своей церкви, т. е. в ее членах,
частным образом и в известной доле, так как вся она —
тело Его; или к разрушению земного Иерусалима, так как
и при речи об этом предмете говорится по большей части
так, будто речь идет о конце века и о том последнем и
великом суде. Разобраться во всем этом нельзя иначе, как
только сопоставив между собою все, что говорится об
этом предмете одинаково у трех евангелистов, Матфея,
Марка и Луки. Что один из них говорит более темно, то
другой излагает яснее; так что становится очевидным,
какой смысл давать тому, что говорится относительно
одного и того же предмета. Когда-то я уже сделал это в
одном письме, которое написал к блаженной памяти мужу
Гезихию, епископу Салокскому; озаглавлено это письмо
"О конце века".
Я перейду в настоящем случае непосредственно к тому,
что в евангелие от Матфея говорится о разделении добрых
и злых на суде Христовом, составляющем предмет нашего
исследования и самом последнем. "Когда же, — говорит
Иисус Христос, — приидет Сын Человеческий во славе
Своей и все святые Ангелы с Ним, тогда сядет на престоле
славы Своей, и соберутся пред Ним все народы; и отделит
одних от других, как пастырь отделяет овец от козлов; и
поставит овец по правую Свою сторону, а козлов — по
левую. Тогда скажет Царь тем, которые по правую сторону
Его: "приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте
Царство, уготованное вам от создания мира: ибо алкал Я,
и вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили Меня; был
странником, и вы приняли Меня; был наг, и вы одели
Меня; был болен, и вы посетили Меня; в темнице был,
и вы пришли ко Мне". Тогда праведники скажут Ему в
ответ: "Господи! когда мы видели Тебя алчущим, и накор­
мили? или жаждущим, и напоили? Когда мы видели Тебя
странником, и приняли? или нагим, и одели? Когда мы
видели Тебя больным, или в темнице, и пришли к Тебе?"
379