Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-4-1998/375"]Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
прочему, упомянув о скорбях и заблуждениях этой жизни
и об исчезающем течении времен, в котором ничто не
остается прочным, ничто — устойчивым, он некоторым
образом оплакивает в этой суете вещей под солнцем и
то, что хотя и есть преимущество мудрости над глупостью,
как есть преимущество света над тьмой, и хотя очи мудрого
в голове его, а глупый во тьме ходит, однако одна участь
постигает их всех (Еккл. II, 13, 14); одна, разумеется, в
этой жизни, которая проходит под солнцем. Участью на­
зывает он те бедствия, которые мы видим общими для
добрых и злых. Указывает он и на то, что добрые терпят
зло, как если бы были злыми, а злые пользуются блага­
ми, как если бы были добрыми, говоря так: "Есть и такая
суета на земле: праведников постигает то, чего заслуживали
бы дела нечестивых, а с нечестивыми бывает то, чего
заслуживали бы дела праведников. И сказал я: и это —
суета!" (Еккл. VIII, 14). В этой суете, достаточному уяс­
нению которой премудрый муж посвятил целую упомяну­
тую книгу для того, конечно, чтобы мы имели предметом
желаний своих ту жизнь, которая слагается не из суеты
под солнцем, а имеет своим содержанием истину под Тем,
Кто сотворил это солнце, — в этой, говорю, суете, не
по справедливому ли и правильному суду Божию обраща­
ется в ничтожество человек, сделавшийся подобным этой
самой суете? В высшей степени важно, однако, противит­
ся ли он во дни этой суеты, или повинуется истине, не­
причастен или причастен истинному благочестию. Важно
это не ради приобретения благ или избежания зол этой
жизни, преходящих вследствие своей ничтожности; важно
это ради будущего суда, вследствие которого добрые полу­
чат благо, а злые — зло, имеющие пребывать до конца.
Наконец, мудрый муж заключает эту свою книгу таки­
ми словами: "Бойся Бога и заповеди Его соблюдай, потому
что в этом все для человека; ибо всякое дело Бог приведет
на суд, и все тайное, хорошо ли оно, или худо" (Еккл.
XII, 13, 14). Можно ли сказать что-нибудь короче, спра­
ведливее, спасительнее? "Бойся, — говорит, — Бога и
заповеди Его соблюдай, потому что в этом все для че­
ловека". Всяк, кто есть, есть хранитель заповедей Божиих,
375