Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
восстановленная в бессмертии и неповрежденности при­
рода пороков иметь не будет и так как никто из нас ни
со стороны другого, ни в себе самом не будет встречать
никакого сопротивления, не будет уже нужды, чтобы ра­
зум повелевал пороками, которых не будет вовсе. Но будет
повелевать Бог человеком и душа телом; и в повиновении
там будет такая же приятность и легкость, каковым бу­
дет и счастье в жизни и царствовании. И во всех и в
каждом это будет там вечным, а вечное будет несомнен­
ным. А потому мир того блаженства, или блаженство того
мира, будет высочайшим благом.
Глава XXVIII
Тем же, которые не принадлежат к этому граду Бо-
жию, предстоит тогда вечно продолжающееся бедствие.
Оно называется еще второю смертью, потому что нельзя
сказать, что они будут там жить, ни о душе, которая
будет отчуждена от жизни Божией, ни о теле, которое
будет подвержено вечным скорбям. В том и состоит ужас
этой второй смерти, что она не будет в состоянии окон­
читься смертью. Но так как подобно противоположению
несчастья и блаженства, смерти и жизни, предполагается
также и противоположение войны и мира, то не без
основания задают вопрос: если в качестве конечного блага
проповедуется и восхваляется мир, то, в противополож­
ность этому, что за война и какого свойства может
предполагаться как конечное зло? Ставящий такой вопрос
пусть обратит внимание на то, что в войне вредно и
опасно, и тогда он увидит, что это не что иное, как
взаимная вражда и столкновение вещей. Какую же войну
можно придумать тяжелее и ужаснее той, когда воля так
неприязненна страсти, а страсть — воле, что подобной
вражде не может положить предел никакая с их стороны
победа; или когда сила страдания вступает в борьбу с
самой природой тела так, что ни одна из них не уступает
другой? Когда в настоящей жизни происходит подобное
столкновение, то или побеждает страдание и смерть от-
369