Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
бродетелями, обращая в молитву к Нему саму нашу жизнь
через подражание и искание Его. Ибо искание, — говорит
он, — очищает, а подражание обоготворяет, производя
любовь к Нему".
О Боге Отце он сказал хорошо; хорошо сказал он и
о том, какими нравами следует почитать Его. Подобными
заповедями наполнены пророческие книги евреев, когда в
них порицается (жизнь нечестивых) или хвалится жизнь
святых. Но в отношении христиан он столько заблуждается
и столько дозволяет себе клеветы, сколько желают того
демоны, которых он считает богами; как-будто так трудно
припомнить, сколько гнусного, сколько безобразного со­
вершается под видом служения богам в театрах и храмах,
и сопоставить это с тем, что читается, говорится, вы­
слушивается в церквях или что приносится Богу истинному,
и понять из этого, где совершается созидание, а где —
разрушение нравов. Кто же, как не диавольский дух,
подсказал или внушил ему такую вздорную и открытую
ложь, будто христиане обращаются с почитанием, а не
питают ненависть к тем демонам, которых запрещали
почитать евреи? Тот Бог, Которого чтили мудрейшие из
евреев, запрещает приносить жертвы даже небесным и
святым ангелам и силам Божиим, которых мы в этом
смертном странствовании нашем почитаем и любим как
блаженнейших своих сограждан, когда гремит в законе
Своем, данном Им еврейскому народу, и с величайшим
требованием говорит: "Приносящий жертву богам... да
будет истреблен". А чтобы кто-нибудь не подумал, будто
велено не приносить жертв только злейшим демонам или,
как называет их Порфирий, самым низшим (ибо и эти в
священном Писании называются богами, но не евреев, а
язычников; что с ясностью подтвердили Семьдесят тол­
ковников в псалме, говоря: "Ибо все боги народов —
идолы" (Пс. XCV, 5)), — итак, чтобы не подумал кто-
нибудь, что запрещено приносить жертвы только этим
демонам, а небесным, всем ли то, или некоторым, доз­
волено, тотчас же прибавляет: "Кроме одного Господа",
т. е. исключительно только Господу. Слыша выражение:
"Только одному (soli) Господу", пусть кто-нибудь не сочтет
363