Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-4-1998/356"]Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
мыслей, будто бы право есть то, что полезно более
сильному. Поэтому, где нет истинной справедливости, там
не может быть и совокупности людей, соединенных взаимно
согласием в праве; следовательно, не может быть и народа,
соответственно приведенному определению Сципиона или
Цицерона; а если нет народа, нет и деяа народного, а
есть дело какой-нибудь толпы, недостойной имени народа.
Таким образом, если республика есть дело народа, народа
же нет, если он не соединен согласием в праве; и права
нет, где нет справедливости, то отсюда несомненно следует,
что, где нет справедливости, там нет республики. Далее,
справедливость есть такая добродетель, которая отдает
каждому, что ему следует. Какова же после этого та
человеческая справедливость, которая самого человека от­
нимает у истинного Бога и подчиняет нечистым демонам?
Значит ли это о давать каждому, что ему следует? Или
отнимающий землп у того, кем она куплена, и отдающий
ее тому, кто не имеет на нее никакого права, несправедлив;
а кто самого себя отнимает у владычествующего Бога,
Которым создан, и вступает в рабство к коварным демонам,
справедлив?
В тех же самых книгах "О республике" весьма остро­
умно и сильно защищается справедливость против неспра­
ведливости. Сперва выступает сторона, защищающая нес­
праведливость против справедливости и утверждающая, что
республика не может держаться и расширяться иначе, как
посредством несправедливости. В качестве самого сильного
положения выставляется следующее: несправедливо, что
люди находятся в рабстве у людей господствующих; а
между тем, если бы располагающий властью город, кото­
рому принадлежит великая республика, не руководство­
вался этой несправедливостью, он не мог бы повелевать
провинциями. Сторона, защищающая справедливость, от­
вечает, что это справедливо потому, что для таких людей
полезно рабство, что оно бывает к их выгоде, когда
устанавливается как следует, т. е. когда у дурных людей
отнимается возможность причинять обиды; покоренные,
они будут лучше, потому что в состоянии независимости
были хуже. А чтобы подкрепить этот довод, приводится
356