Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
от которой праведник жив (Аввак. II, 4), которою, не
колеблясь, ходим, пока устранены от Господа (II Кор. V,
6). Сохраняя ее и убежденные в ее истинности, мы отно­
сительно каких-либо таких вещей, которых не можем уло­
вить ни чувством, ни разумом, которых не уясняет нам
каноническое Писание или сведения о которых дошли до
нас не от таких свидетелей, не верить которым было бы
нелепостью, сомневаемся, не подвергаясь справедливому
порицанию.
Глава XIX
Но града этого вовсе не касается, какого кто держится
внешнего образа и обычая жизни, лишь бы это не было
против множественных заповедей и против той веры,
которая приводит к Богу. Поэтому и самих философов,
когда они становятся христианами, он заставляет пере­
менить не одежду и образ жизни, вовсе не препятствующие
религии, а ложные догмы. Потому и той особенности,
которую Варрон указал в киниках, град Божий решитель­
но не придает значения, если она не выражается в бес­
стыдстве и распутстве. Относительно же тех трех родов
жизни, т. е. свободной от житейских дел, деятельной или
образованной из того и другого ее родов, то хотя и может
каждый без вреда для веры проводить жизнь во всяком
упомянутом роде и достигнуть вечных наград, важно,
однако же, то, какого из них держится он из любви к
истине, какому посвящает себя из долга любви. И каж­
дый не настолько должен чураться житейских дел, чтобы
в этом своем покое не думать о пользе ближнего; и не
настолько быть деятельным, чтобы не предаваться раз­
мышлению о Боге. В покое от дел не бездеятельная
праздность должна доставлять удовольствие, а изыскание
или открытие истины; чтобы каждый преуспевал в ней,
чтобы сохранил, что открыл, и другому не завидовал. При
деятельности же предметом любви должны быть не почет
в настоящей жизни или власть (ибо все суетно под
солнцем), а само дело, которое делается порою посред­
ством почета и власти, если делается правильно и с
353